Строничка Пантагрюэля. Аквариумная и не только.
Понедельник, 17 Июня 2024, 01:29
Меню сайта

Поиск

[ Обновлённые темы · Поиск · ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Без начала и конца
PantagruelДата: Пятница, 13 Июня 2014, 22:05 | Сообщение # 1
Одмине
Offline
_
Пролог, в меру лирический.


Мне было бы, пожалуй, проще начать свой рассказ, если бы я побывал на Лухе впервые. Но мысли об этой реке смутно перекликаются у меня с тысячью разных вещей. И многие из этих впечатлений родом из детства - зыбкие, неотчётливые, но оттого не менее сильные, а наоборот - внезапно волнующие и отбирающие душевный покой. Они словно гонцы из другого мира, о котором ты кажется позабыл, а они вдруг приходят - затем, чтобы заявить о том, что они живы. И о том, что всё это твоё, а не чьё-то чужое; и о том, что они - это часть тебя; и о том, что без них ты ничтожное перекати-поле, лишённое корней и для которого более нет земли, а есть только ветер.

На Лух меня заносила судьба периодически, с малых лет. Впервые меня туда привёз с собою отец, увлекавшийся тогда подводной охотой не меньше, чем спиртным и женщинами. Впоследствии ему, конечно, не удалось уже совмещать всё это в равных долях, и начал он где-то с подводной охоты, продолжал таки женщинами, а кончил по большей части спиртным.

Затем я пару раз побывал на Лухе подростком. Точнее, не то чтобы на самой реке, но в расположенном рядом колхозе, располагавшемся в неких Слободках и откуда мы ходили на Лух купаться. Колхоз числился подшефным для торгового предприятия, где тогда трудилась моя мать. Забавная штука эти подшефные хозяйства. Работнику предприятия положено было отработать недели две в колхозе летом, в самую отпускную пору. Ну, а у школьников, детей этих самых работников, разумеется, были в это время каникулы. Вот и посылали в колхоз детей вместо себя, и ведь это невиданный случай - потому что такая практика устраивала буквально всех. Дети получали возможность заработать совсем немалые по тем временам карманные деньги, притом занимаясь физическим трудом на свежем воздухе и хапая себе здоровья пачками. Родители же в это время наслаждались халявным отпуском, колхоз недорого получал необходимую рабочую силу, предприятие выполняло план по шефской помощи, а его начальство получало с этого положенные бонусы. Соцреализм! Поди-ка, в нынешнее время воплоти столь лучезарную схему!

Помимо же всего этого, будучи пацанами, мы ездили и ходили по всей области, вернее по наиболее её диким и непростым местам. Авантюризм такого рода даже в нежном возрасте мало кому присущ, и у меня постоянно были проблемы с поиском товарищей для подобных мероприятий. Однако, пара-тройка похожих ренегатов к счастью, мне таки повстречалась - правда, не вместе, а в разное время. Да и мать моя почему-то совершенно спокойно относилась к таким вещам, чему я потом, повзрослев, немало таки удивлялся. Лет в двенадцать я просто и свободно говорил ей: "Мам, я в поход! Вернёмся, наверное, дней через пять!". И она только спрашивала, куда именно я собираюсь идти да с кем. Наверное, она просто не знала, как меня удержать. Я думал потом, а как бы я сам на её месте мог меня удержать. Ничего не придумал, разве что запереть на железный засов и давать еду через форточку. Но камеры в нашем доме не было. Вот и она не придумала.

По короткому же маршруту Лух - Мыт мы уже сплавлялись на резиновой лодке, и не так давно это было. И даже не один раз это было, а два. И была это моя ветеранская, ныне почившая резинка "Вега-2", а в привычной роли гномика-лоцмана выступала уже моя жена Татьяна. Идти в третий раз тем же маршрутом нам не захотелось, и поэтому заголовок гласит: "Без начала..", а вот почему без конца, об этом вам как раз предстоит узнать.
_
 
PantagruelДата: Суббота, 14 Июня 2014, 00:53 | Сообщение # 2
Одмине
Offline
_
День первый


Итак, снова мост - извечная отправная точка надувных наших будней. На сей раз это мост в посёлке Мыт Ивановской области, где мы обычно собирались в обратный путь, а теперь неожиданно высадились, чтобы наоборот, начать путешествие. Было приятно побывать здесь снова, тем более что выгружаться под этим мостом удобно, а местечко само по себе неплохое и не унылое. Только вот довольно посещаемое местными рыбаками и ротозеями, однако нам в этом отношении по большей части везло.



Тут же, разумеется, и водные процедуры, и даже подобие неких физических упражнений. На воде-то оно конечно, любой дурак что-нибудь продемонстрировать может, а вот если бы я на суше такие вещи исполнять взялся, тут бы и сказочке конец наверное.



Радостно поплыли, весело. Полны пока ещё энергии и энтузиазма. Погода жаркая, но к этому мы были готовы и рассчитывали на частое купание. А вот на что не рассчитывали, так это на несметное количество слепней и оводов. Понятное дело, что они в эту пору должны были быть, но количество их на моей памяти было рекордным среди всех наших предыдущих заплывов.

И уж совсем не рассчитывали мы на москитов. На них тоже выдался урожайный год, а для нас оказалось неожиданностью, что они активны посередине реки так же, как на суше, и преследуют лодку невзирая на ощутимый ветер. Раньше нам как-то не доводилось плыть в такой период, когда активна мошка, и неприятность эта с самого начала стала портить нам всё путешествие. Забегая вперёд, скажу, что и комары уже вылетели в большом количестве, однако их пора наступала вечером, а днём нам и без них хватало слепней и мошек. Хорошо, что хоть москитки взяли, а ведь могли бы и не взять - раньше в такую волну гнуса не попадали ни разу.

Река ниже Мыта нетороплива и вальяжна, а берега низки и болотисты, благодаря чему здесь можно заметить сразу почти всю присутствующую на Лухе водную и прибрежную флору. А флора богата, и состав её не совсем обычен. Например, водокрас здесь встречается довольно часто, а элодею я не видел совсем. Берега же повсеместно украшают цветущие в эту пору ирисы.





Ветер встречный, но не душный, и напрягает не слишком, а скорее бодрит в такую жару.



Вот здесь (на фото, впрочем, его различить непросто) из-за верхушек деревьев виден купол старого, скорее всего разрушенного храма. Для нас такие строения важны как ориентиры - например, увидев этот купол, я знаю, что нам не туда, направо, а совсем даже прямо и мимо него.



Несколько часов приходится плыть до такого места, где берег наконец становится подходящим для купания. Точнее, такое место лишь одно, напротив деревни Барское, где народ таки достаточно истоптал бережок и обнажил чистый речной песочек.



Это типа мангал, а вы что подумали? Однако на самом деле, в таких сооружениях по высокой весенней воде просто разводят в ночное время костёр для приманивания идущей на нерест рыбы.



Накупавшись вволю, плывём дальше. Впереди уже привычная синева без конца и без края. Но мы-то знаем, что она должна когда-нибудь кончиться, и вот уже ближе к вечеру перед нами открывается устье одного из притоков, Люлиха, а в устье любого притока непременно имеется стоянка. Если не туристическая, то хотя бы рыбацкая, потому что устья притоков традиционно считаются местами уловистыми. Так и есть - впереди маячит стоянка явно туристическая, то бишь вполне подходящая и в меру удобная.



Ну, с почином, то бишь за первую ночёвку! Эх, кабы не мошки проклятые.



Тишь да гладь, да божья благодать.



Поставил эксперимент - на снимке вы видите сразу одиннадцать штук одновременно дымящих спиралей от комаров, от двух разных фирм-производителей. На слепней и мошек не действуют ничуть. Однако, от комаров действительно помогают. Вот только на открытом воздухе направление ветра неустойчиво, и около них приходится таки бегать туда и сюда, чтобы всё время находиться в струе. А вот струя дыма от костра хоть не столь ядовита, зато гораздо мощнее, и действует не только на комаров, но и слепней отпугивает эффективно. И мошек тоже мал-мал отгоняет. Так что если вас лишь одни комары преследуют, то эти спирали ещё можно порекомендовать, а вот ежели ассортимент кровопийцев широк, то уж дудки - тут надёжи на эту химию нет никакой.



Заметил на ветках дуба какие-то пузыри. Паразит какой-то, наверное. И точно - вскрытие показало, что внутри сидят белые червячки, очевидно чьи-то личинки. Червячок похож на маленького опарыша, и был бы я рыболовом, непременно насадил бы такого червячка на крючок.





Гномик-лоцман был угнетён обилием кровопийц и безрадостен. Посему его вечерние бдения и сидения были недолги.



Ну, а я в этот вечер вошёл во вкус, тем более что ночная прохлада уложила спать слепней, а затем и мошку. Этот факт дополнительно приобщил меня к эйфорическому состоянию - и говорят, что я носился до трёх ночи в чём мать родила, из воды к столу и обратно, топотал, плавал на спине во всех направлениях, кричал уткою и вызывал кикимор на бой.
_
 
PantagruelДата: Суббота, 14 Июня 2014, 12:33 | Сообщение # 3
Одмине
Offline
_
День второй


Первое утро на Лухе неожиданностями не отличалось. Вообще, подробностей этого дня я почти не помню - скорее всего потому, что подробностей просто было мало. Посреди реки всё то же палящее солнце, синь, зелень и гнус. Малодоступные берега, никакой населёнки и разливы, разливы. Однако, Лух здесь уже начинает меняться - по берегам появляются немногочисленные пока пляжики и стоянки. Вот, например, один из таких пляжиков в густой тени нависших деревьев - для утомлённого жарой путешественника место поистине райское.



На этом, довольно неприветливом ещё участке реки, подобные местечки вряд ли могли пустовать. Конечно, на высоком берегу находится стоянка. Точнее, даже две. На одном плакате написано: "Археологическая стоянка Клячино", а на другом: "Змеиное. Место стоянки охотников и рыболовов".



Наличие археологической стоянки меня в общем-то, не удивило. Эти места известны поселениями древних людей, здесь постоянно находят всякие черепки, кремневые наконечники и всякую подобную чепуху. И кстати, впереди у нас лежит озеро Шадрино, которое особенно славится подобного рода находками. Говорят, там прямо на берегу можно чего-нибудь такого насобирать. Озеро это сообщается с Лухом, и я непременно хотел на него взглянуть, а может быть, даже и остановиться там на ночёвку, но это уж как повезёт. Неизвестно ещё, в какое время и в какой степени усталости мы там окажемся. Впрочем, не будем мешкать и отплываем.



Путь к озеру Шадрино - это огромный крюк, и этот участок русла можно срезать, проплыв по узкой протоке. И я колебался в общем-то, не сделать ли нам так. С одной стороны, подумаешь - озеро, и можно было бы не стремиться туда и сэкономить массу времени и сил. С другой стороны, увидев саму эту протоку, колебаться я перестал. Канал этот узок и набит кольями и корягами. На байдарке туда ещё можно, но на резинке я не рискнул - шансы пройти совершенно призрачны.

Итак, идём основным руслом. Лух здесь уже не похож на тот, вчерашний - появилось течение, река сужается и петляет, становится будничной и деловитой. Берег становится немного выше, и на нём теперь видны многочисленные тропинки, протоптанные явно не человеком. Это ходики выдр, и ходики эти местами усыпаны целыми горками пустых раковин от беззубок. Ясно, что выдры шелушат их на берегу и питаются беззубками. Мы неоднократно видели на Лухе выдр, но больше никого похожего, а про выдр нигде не пишут, чтобы они моллюсками питались. Ещё, правда, по берегам есть следы деятельности бобров, но уж бобры-то точно ракушек не едят. Так что тут имеется некая недосказанность. Всё врут Википедии, а выдры всё же едят беззубок.

Но вот наконец, уже ближе к вечеру, справа неожиданно открывается озеро Шадрино и протока к нему. Протока чисто символическая, но при желании я бы её расчистил и продрался к озеру, однако сил и желания уже не было. Низкие зелёные берега внушали подозрения, что хорошее место для высадки там будет найти непросто. Совсем не хотелось на склоне дня это проверять.



Забрался немного повыше на пригорок, чтобы заснять кусочек озера, и всё. Дальнейшие исследования водоёма решено было приурочить к сто семьдесят девятому съезду КПСС.



С трудом искупавшись в этом ухабистом месте, двигаемся дальше. И как оказалось, дурашлив я был бы, кабы решился штурмовать ту предыдущую протоку. Буквально через десяток минут, пройдя поворот, мы увидели широкий водный проспект - проход к озеру метров пятнадцати в поперечнике. Однако, решение уже принято, и мы плывём дальше, в поисках стоянки. И тут же её находим.



Место не слишком удобное - берег запущен, прибрежная полоса заросла осокой и кубышками, а потому затянута илом и для купания непригодна. Заметно, что так было не всегда и что когда-то прибрежную зону выкашивали, она промывалась и здесь был чистый песок. Но - видимо, давно это было. А мы, чтобы искупаться, плавали на лодке ближе к фарватеру - а там всё хорошо, кроме очень уж сильного течения. Сама же стоянка - посреди хорошего грибного лесочка, а больше ничем примечательным не запомнилась. Хотя это, собственно, хорошо - лучше непримечательный грибной лесок, нежели примечательные говённые кучи или типа того.
_
 
PantagruelДата: Суббота, 14 Июня 2014, 16:35 | Сообщение # 4
Одмине
Offline
_
День третий


Любой ценитель пейзажей рано или поздно приходит к пресыщению, ежели его кормить этими пейзажами целый день. Тем более если эти пейзажи не слишком разнообразны, и река, по которой вы двигаетесь, меняется достаточно медленно. Поэтому в памяти остаётся лишь то, что как-то выделяется посреди ежедневности, а вовсе не самое красивое и достойное. Если вы турист и сплавляетесь по Луху в этих местах, быстрее всего вам вспомнятся стоянки, ночёвки и пляжики, а также немногочисленные быстрины и закоряженные участки - впрочем, не слишком опасные на этом участке русла, а скорее лишь добавляющие изюминку и вносящие толику разнообразия в путешествие. Рыбак запомнит, кроме того, всяческие затоны и прочие уловистые места, а грибник обратит внимание на подступающие иногда к берегам массивы чудесного, богатого грибного леса.

Вот и я сейчас, глядя на карту, затрудняюсь точно указать место нашей третьей ночёвки. Однако, и бог с ним - до него ведь ещё надо доплыть, а денёк в целом выдался неплохой, интересный. Итак, движемся дальше.

Первым ориентиром, который я увидел в начале дня, оказался выход той самой, обходной протоки, по которой я не решился срезать путь мимо озера. Выход этот оказался ещё страшнее, чем вход, и я ещё раз порадовался, что не стал соваться туда. Далее мы проплыли пару непримечательных стоянок в разной степени загаженности, и попали наконец в устье Тюлеха. Это красивейшее место. Однако красоты эти опять из разряда "синева и зелень", поэтому мне тогда не захотелось их снимать, уж очень обыденными они мне на тот момент показались. Теперь-то я немного об этом жалею и понимаю, что лишняя пара пейзажей пожалуй, пришлась бы тут к месту и ничуть не перегрузила отчёт.

Следующим ориентиром на нашем пути должна была стать одинокая деревушка Гоголи, расположенная на правом берегу и отделённая от христианского мира сплошными болотами да торфоразработками. Никаких практических благ путешественнику эта деревня не сулит, и магазина там разумеется нет. Но мы радовались любой определяемой точке маршрута, которая нам попадалась, поскольку на Лухе с ориентирами вообще туговато. А вот и сама деревушка, точнее самое её начало.



А сразу пониже деревни вдруг стало интересно. На противоположном берегу расположен некий "кордон Татары", к которому через реку протянуты провода. Они провисают так низко, что мы даже не решились идти серединой реки, а немного прижались к берегу. Стоящий в лодке человек запросто может повесить на них сушиться свои плавки, ежели конечно, будет обут при этом в диэлектрические сапоги.

Место, на котором располагается этот кордон, кажется даже более обжитым, чем берег возле самой деревни. Отсюда, проходя мимо кордона, берёт начало просёлочная дорога, ведущая к целой кучке ближайших деревень. Своего рода тракт, соединяющий Гоголи с окружающим миром, и когда-то здесь была действующая переправа. Её остатки мы обнаружили в полном упадке и разрушении. Обследовать сам кордон мы не пошли, зато пляжик в этом месте был неплох, и накупались мы вволю.

Знаете, а стоянки тоже бывают шедевральны. Можно оценивать их с точки зрения удобства, утилитарности, чистоты и тому подобное, а можно рассматривать и как некое ландшафтное или архитектурное сооружение. С эстетической стороны, одним словом. И вот, продвинувшись ещё на несколько километров, мы обнаружили стоянку своей мечты. Среди старых живописных дубов, посреди невысокой мягкой травы, с удобным и твёрдым бережком и с великолепным пляжем. С уютным столиком под навесом ветвей и с тенистым ровным лужком для палатки. Здесь не было валяющегося под ногами мусора, зато был приветливо висящий на ветке чайник.



Вот отсюда нам действительно не хотелось уплывать, но прибыли мы сюда примерно в половине второго. Нельзя было терять целых полдня и оставаться здесь на ночёвку. Искупавшись, мы с некоторым сожалением двинулись дальше.



А вот и ещё одна стоянка, которую мы прошли транзитом, сделав здесь однако получасовую передышку и несколько фотографий.





Очень часто на серьёзных стоянках имеются какие-нибудь фирменные знаки. Если это не плакат, то во всяком случае что-нибудь в духе тотема. Здешний тотем оказался таким:



И снова тенистый пляжик. Купаясь в жаркий солнечный день в таком месте, получаешь два удовольствия разом - одно от купания, а другое от животворящей тени, которая у воды особенно густа и прохладна.



А на пляжике - ещё и "альпийская горка"!



Ближе к вечеру духота нарастает, и теперь мы уже ищем место, где бы пристать на ночёвку. На этот раз фортуна не заставила нас долго ждать, и вот, во вполне подходящее время, мы видим вдали нечто явно пригодное.



Хорошее место. В отнюдь не дремучем весёлом лесу.





Двое местных рыбаков (по-моему, братья) весь вечер с лодки ставили в окрестностях сети. Пляжик возле нас они использовали иногда, чтобы размяться и пропустить по стаканчику. А под вечер уже я достал свой стаканчик и разговорился с ними. Оказалось, у них всё кончилось и они довольно уныло собирались домой. Налив страдальцам граммов по сто, я заметно поднял им настроение, а сам необычно закусил. Никогда ещё деревянной ложкой размером с половник не едал я салата из четвертинами порезанной картошки, руками порванного туда зелёного лука с укропом, и приправленного разумеется нерафинированным подсолнечным маслом. Хапнув эту ложечку поверх ста граммов родимой, ощутил я нечто такое, чего дома никогда ощутить не придётся, хоть нарежь ты такого салату целое ведро.

А ещё я поинтересовался у них насчёт рыбы, и они сразу предложили отсыпать у них из мешка сколько мне нужно. Разумеется, я отсыпал. И денег они с меня не взяли никаких, настолько были рады внезапной опохмелке. Тут понимать надо. Ведь это деревенские рыбаки, они питаются водкой.


_
 
PantagruelДата: Суббота, 14 Июня 2014, 23:06 | Сообщение # 5
Одмине
Offline
_
День четвёртый


Завтрак сегодняшний был бесподобен. Рыба досталась нам вчера на ночь глядя, когда мы уже были сыты, и была оставлена до утра. Вот он, шикарный лухский линь.



Я не стал выдумывать каких-нибудь извращений, а просто припустил или точнее сказать, потушил его в котелке. Вообще, если бы это не был Лух, а рыбой был какой-нибудь лещ или щука, я бы тогда и брать эту рыбу не стал. Но линь! Без мелких костей, в толстой жирной шкуре, которая снимается как одеяло, вместе с чешуёй - он бесподобен. Для нас этот завтрак стал не просто священнодействием, он стал некой вехой - вот мол, не просто так прокатились мы по этой реке, а как положено, отведали её самый фирменный дар - линя.

Что ж - восславив рыбный день, отправляемся дальше в прекрасном настроении. Берег напротив села Мугреево-Дмитровское, где понавалены местные лодки и вытоптан вполне себе обширный пляж. Конечно, купаемся и предвкушаем приближение магазина, до которого осталось уже немного - он в следующем селе ниже по течению, в Мугрееве-Никольском.



Общаюсь с местной жительницей, интересуюсь, точно ли мы в Мугрееве-Дмитровском, а не где-то ещё. Байдарочников по сезону видимо, немало здесь плавает, поэтому она нашим присутствием ничуть не удивлена. Охотно рассказывает нам о магазинах, но спрашивает так, мимоходом, на байдарках мы или что. Узнав, что на резинке, вяло бросает: "не, не доплывёте". И начинает говорить что-то о том, как тут можно проехать на машине посуху. К сожалению, она слишком много чего говорила, поэтому я как-то не придал значения этим её словам и не особо прислушался. Нда. Но впрочем, не буду забегать вперёд и буду рассказывать всё по порядку.

Во-первых, скажу сразу, что место это обманчивое. По карте казалось бы, рукой подать, но когда плывёшь реально, конца-краю не видно. А во вторых, вот. Плыли-плыли, где река-то?



Приплыли, похоже. Полный назад.



Куда нам? Сюда, может быть? Что-то стрёмно, да и вряд ли это основное русло. Небось рукав какой-нибудь.



Ну и не сюда уж, я думаю. Чёртово место.



А вот сюда, пожалуй, по левому краешку как-нибудь проберёмся.



Уф. И пробрались таки. Поздравлямс.



Выбравшись из замороченных мест, мы сначала возрадовались и плыли какое-то время с весёлыми шутками, страшно гордясь собою, но моментально оказались за это наказаны. Вот те раз. Впереди перекрёсток из разряда "налево пойдёшь, коня потеряешь". Хорошо ещё, что перед развилками есть пятачок спокойной воды, где можно постоять, осмотреться и подумать.

Итак, смотрим налево. Глухой забор довольно жуткого вида.



Смотрим направо. Узкие ворота и перекат неизвестно через что. Чисто по опыту - скорее всего там забиты колья под самой поверхностью воды, а в них застряла какая-нибудь коряга. Такие сооружения создают местные жители, дабы несколькими "мордами" да малой толикой сетей перегородить всю реку в нерестовый период.



Смотрим прямо. Есть относительно спокойная брешь среди кольев, но дальше по протоке виднеется ещё один глухой забор. К тому же, если мы заплывём в эту протоку, обратно по сложной траектории против течения скорее всего, уже так просто не выберемся.



Дело осложняется тем, что мы вообще не знаем, какая из проток "правильная". Ведь если мы продерёмся в одну из них, это ещё не означает, что она не теряется дальше в каких-нибудь чепыжах и завалах. Однако, выбор у нас невелик. В правой протоке хотя бы имеются готовые ворота, а в двух других их ещё нужно было проделывать. Выбираем правую.



Напор воды врывается в ворота, формируя очень серьёзный поток, а под беспокойной водой совершенно ничего не видно. Проходим впритирочку между прибрежной мелью и каким-то подводным пнём, изо всех сил тормозя. Но в самом створе ворот тормозить уже нет никакой возможности. И да, мы видим колья под водой. И да, сразу за воротами садимся на один из них. А стремительная вода сразу начинает крутить лодку, разворачивая на колу бортом к течению и валя её набок. Мы изо всех сил шатаем и креним лодку в нужном направлении, и к счастью, шкура наша остаётся цела и нас стаскивает с кола практически невредимыми.

Вот после таких случаев уже почему-то становится не до весёлых шуток, и куда-то пропадает желание гордиться собой. После таких случаев обычно представляешь себе, а что было бы, если... А протока ещё не унимается, и мы несёмся, лавируя, среди высокой канавы с отвесными берегами, неизвестно куда.

Наконец гнев протоки унимается, но перед нами вырастают ещё несколько мини-заборов и заколотов. Не столь опасных, как предыдущие, однако нам пришлось таки выламывать парочку кольев, чтобы проплыть. Все эти маневры довольно жутко производить с надувной лодки. Того и гляди, проткнёшься о какой-нибудь сучок или гвоздь.

Но вот наконец, все заколоты и извилины заканчиваются, и мы лихо подруливаем к деревенскому пляжу. Тут и мостки, и бани, и всякие заборчики, и всё это плавно переходит в большое серьёзное село. Впрочем, сначала, вылетев из-за поворота, мы увидели впереди вот это.



Затем оказалось, что этот разрушенный мост можно обогнуть, свернув круто налево, и так мы конечно и поступили. Однако внезапное появление этой штуки по ходу движения несколько впечатляет.

Затарившись в селе всякими разносолами и запив холодным пивом адреналин, отправляемся дальше. На выходе из села, видим на берегу пару местных ээ.. пастухов, надо полагать, а рядом действительно немного пасущегося скота. Я ничего не хочу сказать плохого об этих пастухах - должно быть, добрейшие люди, но что-то не понравилось мне в тех взглядах, которыми они провожали нас. "Здраавствуйте" - тягуче произнёс один из них, похожий на тощего кота Базилио, в тёмном пиджаке и круглых тёмных очках. "Здрасте, здрасте" - бойко отвечали мы, ни о чём не подозревая. И только мы этак вот поздоровались, как нас вынесло на немыслимый для низинной реки перекат, где наша резинка начала скакать по бетонным (бетонным!) обломкам и плитам. Разумеется, самое интересное место заснять я не смог - не до того было, но вот ещё один маленький перекатик - я уже не помню, предваряет ли он тот, мощный, или заканчивает.



Когда мы прошли это место, я вдруг осознал, что же именно показалось мне странным во взглядах тех добрых людей. Интерес, с которым они смотрели на нас, был похож на интерес мародёров, подбирающих вещи несчастных жертв переката, потерпевших кораблекрушение в этом месте.

Интересно, что этот день, когда всё происходило, тогда не казался мне каким-то особенным и чрезмерно насыщенным. А сейчас, когда я вижу перед собой ворох фотографий и припоминаю всю цепочку событий, он кажется мне нескончаемым. И я с ужасом понимаю, что ещё не поведал вам и половины событий этого дня. Что ж, удивлюсь этому и продолжу.

Итак, деревня Китайново и один из самых добротных и аккуратных заколотов, что мне довелось сегодня увидеть. Сверху положены мостки, а в конструкции использованы сетки от кроватей, рабица, проволока и здоровенные гвозди.



Увидев небольшие ворота по левому берегу, я грешным делом подумал, что у местных браконьеров имеется таки немного совести, но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что нет. Забор был сплошным, а проход кто-то просто выломал до нас. Выломал варварски, что совершенно понятно - и к сожалению, при этом остались у берега торчащие колья, куски сетки и тому подобная опасная хрень. Из-за наличия этой хрени я принял неверное тактическое решение - решил на малой скорости прижаться к забору возле прохода и потихоньку, руками пропустить лодку в ворота. И это бы сработало, да только панцирная сетка, к которой мы прижались, оказалась развёрнута к нам нижней своей стороной, где торчат "рога", к которым крепятся спинки кровати. Их совсем не было видно, потому что находились они, как водится, в пяти сантиметрах под поверхностью воды. Вот на один из этих рогов мы аккуратно и смачно наехали. Я видел, как мы на него наезжаем, и ничего не мог с этим поделать. А затем под лодкою словно сорвало крышку с чего-то бодро кипящего, и мы услышали неприятнейший, бурлящий звук, который для всякого путешественника на резинке мерзее детского ора. В этот момент мне захотелось запеть "Варяга", остатки которого крутятся в памяти со времён флотских строевых занятий.

Прощайте, товарищи, с богом "Ура!"
Кипящее море под нами!
Не думали мы ещё с вами вчера
Что нынче умрём под волнами.

На удачу, сразу же за воротами оказался песчаный пляжик, на который мы быстренько вытащили лодку, чтобы дать ей необходимый ремонт. Я ещё взялся не по делу экспериментировать, пытаясь посадить заплатку на секундный цианакрилатный клей. Вообще, у меня конечно есть оправдание - тюбик этого клея входил в комплект поставки лодки, и было резонно предположить, что цианакрилатом можно клеить лодки из ПВХ. Можно. Только не нужно. Не делайте этого никогда. Для этого есть специальный клей "Уран", который вам порекомендует любой путный продавец таких лодок.



Заплатка отвратительно легла на цианакрилат, и мне всё равно пришлось распечатывать тюбик "Урана", чтобы наложить поверх ещё одну, более крупную латку. И на этот раз всё вышло гораздо удачнее.

Но тут синий краешек тучи, подозрительно ходивший туда и сюда в течение последнего часа, вдруг развернулся во весь горизонт и стремительно понёсся на нас. В одну минуту налетел холодный шквалистый ветер, гром, пердёж и молния и все черти. И почти сразу ударили хлёсткие капли дождя. А я в это время держал и лелеял не успевшую ещё просохнуть заплату.

"Свистать всех наверх!" - страшно завопил я лоцману-гному, пытаясь перекричать стихию. И добавил ещё несколько специфических морских выражений. Команды эти оказали живительное воздействие на экипаж, который оперативно стащил вещи в кучу, разложил морской стул и развернул полиэтиленовую плёнку, накрывшись ею вместе с вещами. Надо сказать, что в такие моменты мой отстранённый и мечтательный лоцман бывает на редкость прыгуч и проворен. Глядя на это, я припомнил, с какой невероятной скоростью длинными, грациозными прыжками она бежала от змеи на том же Лухе несколько лет назад.

Итак, гроза разразилась. Прикрыв заплатку от дождя чехлом от лодки, я ушёл сидеть в реку, поскольку речная вода была ощутимо теплее той, что лилась сверху. И вот тут дождь пошёл по-настоящему. С поверхности воды многое видится по-иному, и я с интересом наблюдал за происходящим вокруг. Дождь лил очень часто и сильно, с пузырями и столбиками воды, и я словно бы оказался в кипящем котле. Впечатление было настолько сильным, что мне периодически начинало казаться, будто я сижу в кипятке. Но тело тут же опровергало ложные ощущения, покрываясь мурашками от заметно похолодевшей воды.

Лило довольно долго, а под конец гроза надавила особенно сильно, и пошёл град величиною с малину. Я увидел, как накрытый лоцман моментально выудил откуда-то кепку, соорудил прокладку между избиваемой плёнкой и своей головой и продолжал сидеть как ни в чём не бывало. Мне же оставалось прикрыть голову руками и продолжать скрываться в реке. Град оказался похож не на лёд, а скорее на плотно скатанный снег, и удары были не слишком болезненны. Градины не таяли сразу, и плыли вокруг меня в большом количестве, так что я стал их ловить и пробовать на вкус. Удивительное дело - видимо, мои ощущения в тот момент находились в таком растрёпанном состоянии, что град показался мне сладким, похожим на мороженое. Лишь когда я съел несколько штук, заморочка прошла и стало понятно, что град как град, ничего особенного, а не какой-нибудь земляничный дождик.

Понятное дело, что тут в фотоматериалах присутствует ощутимый пробел. Но это ничего - ведь этот поразительный день ещё далеко не закончен. Заплатка присохла нормально, лодочку я подкачал, но дело клонилось к вечеру, и нам пора уже было искать площадку для ночёвки. А мы приближались к месту, которое я сразу нарёк Каналом, как только увидел его. Это довольно протяжённый участок русла, искусственно спрямлённый и совершенно мне на тот момент неизвестный. Что там за берега, какова река и сама местность, я не мог даже предполагать. В отчётах байдарочников ничего страшного о Канале написано не было, но "ничего страшного" ещё вовсе не означает, что места там пригодны для высадки.

И действительно, Канал оказался не страшен. Он оказался совсем неширок, зато горд и дремуч. У гномика-лоцмана виды Канала вызывали безотчётну тревогу, а у меня - восхищение и некое мрачное торжество. Я очень люблю такие места.









Высадиться на таком крутом берегу непросто. Помогает Мугреевский коньяк, то есть я хотел сказать, известная сноровка и двадцать метров хорошего плавающего шнура.



Когда Канал рыли, то весь вынутый песок, видимо, валили на правую сторону, а затем посадили там грунтозащитную полосу из берёз. Собственно, получилась неплохая аллея, где чрезвычайно приятно не только ставить палатки, но и просто жить и дышать.



Вероятно, благодаря искусственному происхождению Канала дно его похоже на ровную дорогу из чистого песка. Разумеется, в тех местах, где русло не нарушено коряжником и наносами. Оказалось, что его запросто можно перейти почти в любом месте.



На Канале даже дрова живописны.



Посмотрите теперь на этого пижона. Распивать шампанское в таком месте! А всё гномик-лоцман. Не нашёл в Мугрееве сухого вина. Вынужден, однако, признать, что с таким удовольствием и смаком я ещё нигде и никогда шампанского не пивал.


_
 
PantagruelДата: Воскресенье, 15 Июня 2014, 15:14 | Сообщение # 6
Одмине
Offline
_
День пятый


Хорошее, ясное утро. Да и Канал ближе к середине начинает терять свою дикость, становясь более будничным и обжитым.



Местные дельфины сопровождают судно:





А плыть сегодня нескучно - обстановка разнообразная и русло изменчивое.



Чтобы отыскать что-то в сумках, заплыли в тенёк и встали. А здесь вдруг оказалось удивительно красиво.



Местечко недалеко от деревни Взвоз - довольно посещаемое и истоптанное. Останавливаемся здесь только для искупаться. Однако я долго тут бегал в чём мать родила, ища ямку хотя бы по пояс.





Удочки местного образца. Далее ниже по течению такие орудия лова торчат повсеместно. И просто по берегам, и на стоянках они попадаются. Правда, чтобы воспользоваться ими, нужно возить с собою подходящего размера сетку - "паук".



И вот мы приближаемся к посёлку Талицы. О, это известное в определённых кругах местечко. Практически центр областной пенитенциарной системы. Если не ошибаюсь, здесь находятся целых три зоны, и вся жизнь посёлка протекает вокруг и около них. Впрочем, зона в качестве градообразующего предприятия - отнюдь не худший вариант. Наличие стольких зон в одном месте предполагает некую инфраструктуру, к примеру водоснабжение и канализацию. В отличие от какого-нибудь заурядного села, здесь присутствует масса совсем не бедного народу, от охранного и вольнонаёмного контингента до тюремного начальства. И типично деревенские жилища соседствуют здесь с ухоженными и современными домами вполне состоятельных граждан.

Но главная достопримечательность посёлка - конечно же, сами зоны. Их видно отовсюду, а двигаясь от моста по "центральному проспекту", вы проходите непосредственно вдоль запретки, вышек, затянутых колючкой заборов со смотровыми щелями и прочей классической атрибутики. Местные украшения вдоль проспекта, вроде наших газонов и лавочек - это плакаты "Стой! Запретная зона! Территория ИК-2" и всё в таком духе. Неописуемо колоритное место. Однако пытаться фотографировать здесь что-либо мне совсем не хотелось.

Измождённый зноем вертухай на вышке, видимо, ждал любого повода выйти из своей будки на ветерок. Он с большой охотой мне всё рассказал о расположении магазинов. Это очень доступный и точный способ задать направление, когда тебе с верхотуры на что-то указывают стволом автомата, а затем невзначай направляют ствол тебе в ноги и уже молчаливо, взглядом интересуются: "вам что-нибудь ещё, гражданин?".

Ниже современного моста в Талицах - старые сваи, мели, ещё один старый железный мост, а также два весьма оживлённых пляжа, где вперемешку плавают дети и гуси. И всё это в куче, одно за другим. Хорошо, что с основного моста всё видно, и можно было предварительно изучить траекторию. Однако, уже миновав всё это, начинаешь осознавать, что теперь ты попал на другой Лух и что здесь уже не останется времени для скуки. Настойчиво подкрадываются подозрения, что не останется его теперь и для веселья, но эти подозрения мы пока ещё стараемся отгонять и надеемся таки на лучшее.

Лух ниже Талиц можно охарактеризовать двумя словами: коряги и мели. Мель на мели и коряга через корягу. Прибавьте к этому довольно ощутимое течение и извилистое русло, и характеристика будет полной. Река не сказать чтобы опасна, но мне там, к примеру, некогда было снимать - практически всё время уходит на маневрирование. Довольно часто нам приходилось идти по мелям пешком и вести лодку на поводке, огибая коряги. И я опять пожалел, что на фото оказались не самые интересные виды, а скорее самые типичные. Но может быть, это и неплохо, поскольку они создают более общее и верное представление, чем то, которое может сложиться на основе самых удачных, специально подобранных снимков.





Зато редкие промежутки между мелями и коряжником удивительно живописны. Этот участок - переломный момент как в жизни реки, так и в нашем дальнейшем путешествии - теперь нас ожидает уже не "зелень и синь", а... не знаю, как и сказать. "Жолтое да каришневое". Однако, не менее интересное.







Вдоль берегов то тут, то там попадаются полосы мёртвого леса. Одна полоса сменяет другую, гектар за гектаром, растянутые на многие километры. То подходящие вплотную к реке, то сменяемые молодой порослью или кустарником, то по правому берегу, то по левому. Мне было неприятно фотографировать их, потому что это всё равно что фотографировать труп. Причиной гибели леса тут являются не короеды и не осушение болот, а низовые пожары. Лес стоит на толстой сухой песчаной подушке, а основная масса корней располагается под очень тонким слоем лесной подстилки. В основном оттуда дерево берёт и питание, и влагу. В засушливый же год подстилка подсыхает даже в нижних слоях, и становится полностью горючей. Случись в это время пожар - и дерево остаётся стоять на сухом песке посреди слоя горячей золы. Зачастую следы низового пожара на стволах издалека совсем незаметны и становятся видны лишь при ближайшем рассмотрении. Поэтому такой лес совсем не похож на горельник и незадачливому наблюдателю кажется просто высохшим. Притом высохшим внезапно, потому что у деревьев совершенно целые кроны, и самые мелкие веточки в них сохранились. И это только усиливает гнетущий эффект от созерцания такого леса, делая его ещё более похожим на труп.

Наименование следующей стоянки как нельзя лучше совпало с нашими ощущениями, когда мы, измотанные непростым днём, нашли наконец место для ночёвки.



Местечко было отличное, вот только с тенью там были проблемы. Очень хотелось расположиться так, чтобы раннее июньское солнце не заставило нас подниматься ни свет ни заря, нагрев с самого утра палатку. Да и вечерами мы порой поторапливали закат, поскольку он приносил прохладу и временное избавление от кровососов.



Мы уже совсем было расположились, вытащив вещи и лодку на берег, как вдруг я заметил за поворотом другую стоянку. И в первую очередь там был стол, а во-вторую был густой лес, а стало быть, благословенная тень. Правда, берег там был покруче, но после некоторых колебаний мы решили рискнуть и сменять шило на мыло. Кряхтя, спустили лодку обратно и двинулись дальше.

Как выяснилось, ставка оказалась неверной и новое место нам совсем не понравилось. Сюда подходила просёлочная дорога, стоянка оказалась затоптанной и замусоренной. Располагалась она на берегу затона, а не реки, и потому дно было подёрнуто илом, а от воды даже малость пованивало. Но уж обратно мы не поплыли. Всё-таки крепкий стол, тень и дрова. А чтоб искупаться в хорошем месте и набрать чистой воды, нужно было всего лишь прыгнуть в лодку и отплыть метров на сорок.



"Тотем", впрочем вывешенный несколько в стороне от стоянки - так, чтобы его было видно с реки. Какая стоянка, такой и тотем. Идиоты какие-нибудь спёрли небось эту табличку в Талицах, где такого добра на каждом шагу.



Табличка эта сначала не давала нам покоя, потому что мы не могли издали разобрать, что там написано. Вдруг что-то важное типа "Ахтунг! Место слива биологических отходов! Не купаться! Воды не пить!" или что-то типа того. Ведь водица, как я уже писал, чем-то попахивала, а на карте в этих краях обозначены некие таинственные "Дезпромстанции", да и вообще местность глухая и подозрительная. И военные тут кое-где обитают - то ли что-то прячут, то ли сами прячутся.

Зато пока я пробирался к табличке, сделал парочку снимков. А место красивое оказалось.




_
 
PantagruelДата: Воскресенье, 15 Июня 2014, 21:03 | Сообщение # 7
Одмине
Offline
_
День шестой


Интересное дело - почти на каждой стоянке или где-то поблизости, если поискать, найдётся кустик смородины. В это путешествие я взял с собой термос и как оказалось, не прогадал. Чай со свежими смородиновыми листьями не в пример лучше утоляет жажду, чем обыкновенный чай. А кроме того, этот живительный взвар удивительно вкусен. Каждое утро я заваривал этого чаю в дорогу, и уже до обеда мы выцеживали всё до капельки.

С этими смородиновыми кустами есть некоторая загадка. Я так и не понял, сажал ли их кто-нибудь возле стоянок специально или смородина эта дикая и занесена туда случайно. Если дикая, то почему произрастает локально, в зоне стоянок? Вдоль берегов Луха нередко встречается шиповник целыми зарослями, но смородина, растущая "просто так", встречалась мне чрезвычайно редко. Если же она посажена специально, то почему всегда в каких-то чепыжах и в отдалении, зачастую в сухих и песчаных местах, где никакой доброжелательный садовод втыкать её не стал бы? Думаю, что скорее всего, истина где-то посередине - сажать её, наверное, не сажали, но ягоды, из которых она выросла, когда-то занесли сюда люди. В кишечнике, разумеется - потому и проросли семена в местах отхожих, то бишь в некотором удалении от стоянок.

Но - ягоды ягодами, а мы, посетив отхожие места, движемся дальше. По пути попадаются вот такие стоки с торфоразработок. При том неважно, действующее ли торфопредприятие или давно позаброшено - в любом случае такой ручей насыщен болотной органикой, которая тонким слоем покрывает песок в месте впадения такого ручья. Выглядит этот слой как налёт рыжей ржавчины, и берег в таких местах нередко попахивает болотиной.





Надо сказать, сегодняшний день не выделялся чем-то особенным; не отличался новшествами и ландшафт. Кроме того, погода вела себя подозрительно. Что-то явно готовилось там, на небесах, и было заметно, что позавчерашняя гроза надеется взять реванш и потопить таки нас каким-либо образом.

Мы проплывали всяческие чудные и странные места. Например, прошли мимо огромной песчаной кручи, где на самой вершине, над обрывом, среди мёртвого леса стоял крашеный синей краской кухонный стол из семидесятых. И к нему вела крутая тропа, точнее даже не тропа, а так - следы восхождений. Мы подивились, как туда лазают люди и главное - зачем, когда можно найти гораздо более доступное место. Наверное, ради открывающейся с высоты панорамы - должно быть, достойное зрелище. А ещё скорее всего, что с реки туда лазают подростки, а не взрослые туристы. Взрослые небось подъезжают через лес на машине, они-то и привезли туда стол.

А дальше выяснилось, что стол этот не зря на самом виду стоит. Для тех, кто не соблазнился обрывом, чуть подальше и тоже на самом виду, есть другая стоянка - без фабричной мебели, но в принципе вполне годная. Это вторая ступень обороны - есть шанс, что не соблазнившиеся обрывом осядут именно здесь. И вот наконец, за очередным поворотом, только для Владетелей Откровения сияет уже настоящая, а не фальшивая жемчужина - прекрасная стоянка имени целых Двух Синих Столов из семидесятых.

Но - к сожалению, мы к Откровению приобщаться не стали, поскольку опять же, было ещё рановато. А когда действительно стало пора подыскивать площадку, стали попадаться вот такие обманки - вроде бы хорошее место, но на деле причаливать там неудобно, высаживаться тяжело, а на берегу одни ухабы да кочки.



Погода же тем временем испортилась окончательно и стало ясно, что вот-вот грянет буря. Подыскав ровный пляжик, мы вытащили лодку и сначала просто приготовились переждать грозу, накрывшись плёнкой вместе с вещами. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что место это чистое и светлое, что тут есть кострище и дрова, и что вообще здесь приятно и хорошо. Располагалась стоянка на самом конце длинной излучины, практически полуострова, а росли там молодые сосны и высокие ивовые кусты, а также немалое количество щавеля.

Гроза в этот раз не была слишком сильной, но всё же более получаса лило не переставая. Я по привычке сидел в это время в реке и успел даже замёрзнуть. Отсыревшие дрова - невеликая проблема для опытных рук, и вот уже давайте скорее греться - от термоса, от стаканчика, от костра.



Прогулялся немного вдоль берега, изучая местность. Ничего бы особенного, если бы не дождь и не сосны. Дождь сделал их какими-то новогодними.







Но только мы успели погреться, расположиться и поставить палатку на новом месте, как налетела вторая серия грозы. На этот раз гремело и сверкало более основательно, порывы холодного ветра шатали палатку, и дождь хлестал не стихая уже целый час.

Размётанный, залитый, выпотрошенный костёр. Сговорившись, вода и ветер убили огонь и надругались над ним. Что ж, делаю пассы и воскрешаю его.



На этот раз мы успели что-то приготовить и напиться горячего чая. Я осмотрительно растянул все дополнительные растяжки палатки и проверил все колья. Но вот что было дальше, я даже как-то не решаюсь описывать без боязни показаться пафосным. Гроза дала нам лишь время на подготовку к основному сражению. Как противник величественный и благородный, она позволила нам начистить мечи и латы, подкрепиться, поцеловать детей и написать завещание.

Наступление же было стремительным и беспощадным. Сверкало как будто со всех сторон сразу, молнии били везде вокруг нас, раскаты грома были поистине оглушительны. Ветер то бил по палатке словно с размаху, то остервенело рвал её и выл при этом, как обезумевший пёс. Дождь хлестал так, что брызги отскакивали от земли и через москитную сетку снизу вверх влетали в окошки. Палатка мгновенно оказалась в луже воды, и я видел в окно, как мимо нас, увлекаемые потоком, плывут всякие веточки и соломинки. Только половички и новое, ещё почти не повреждённое днище спасли нас от намокания, хотя и того, что прорывалось в окна и швы, было достаточно. Передавая друг другу полотенце, мы собирали коварную воду вокруг себя и тем спасались.

Гроза эта утихла уже глубокой ночью, и не смогла доставить нам ощутимых проблем. Однако, провели мы остаток этой ночи плохо, и всё нам казалось, что дождь начинается вновь.
_
 
PantagruelДата: Понедельник, 16 Июня 2014, 10:34 | Сообщение # 8
Одмине
Offline
_
День седьмой


Очень часто на стоянках, кроме смородины, можно встретить заросли щавеля. Может, из-за сухого сезона, а может быть оттого, что растёт он здесь на скудной песчаной почве, здешний щавель не похож на садовый. Лист гораздо грубее и жёстче, в нём мало сока и кислоты. Однако мы всё же решили использовать его как овощную добавку и как оказалось, не прогадали. В котелке щавель моментально теряет всю жёсткость и сухость, становится нежным и кроме кислоты, добавляет блюду слабый аромат капусты-щаницы. Именно слабый и в самый раз уместный, потому что даже мне он очень понравился, хотя я вообще щаницы не люблю. Сварили мы на этот раз пшённую кашу, с тушёнкой и щавелём. Обьедение!

А утро после грозы было тревожно и подозрительно, небо затянуто низкими серыми облаками, и мы опасались, как бы не продолжился дождь. Гроза уже, очевидно, пронеслась дальше, но и промозглый мелкий дождичек вполне способен был испортить нам предстоящий день.



Места здесь дикие и ненаселённые, ориентиров никаких нет, поэтому когда мы увидели эту чудовищную баррикаду, то не столько огорчились, сколько обрадовались - поскольку рядом с баррикадою слонялся какой-то дед-рыболов. Путь от баррикады раздваивался, и нам вовсе не лишним было узнать, что сворачивать тут следует направо.



Распавшаяся на два рукава река сильно мелеет, и нам довольно долго пришлось пробираться здесь, то и дело выскакивая на мель и выгуливая лодку на поводке.

А дальше рукава реки вновь сливаются вместе, и ландшафт принимает уже привычный нам вид.





Однако Лух не даёт расслабиться и здесь. Нескончаемые повороты, коряжник и мели держат меня в постоянном напряжении, не позволяя отвлечься ни на минуту.

Оторопевший шкипер выискивает путь среди коряг:



Дождило сегодня по чуть-чуть и временами, не доставляя нам серьёзных забот. И во вполне подходящее время мы обнаружили вполне подходящую стоянку. Точнее сказать, стоянки-то попадаются разные, но вот достойных среди них не так много. На этой же стоянке первое, что бросается в глаза - это стоящая на берегу большая и добротная походная баня.



Правда, каменка здесь оказалась уж очень мала - видно, устроителям бани не удалось добыть в окрестностях достаточного количества камней. Для помывки, впрочем, и этой печки вполне достаточно, но вот если вы хотите всерьёз насладиться баней и попариться, то жара от каменки такого размера вам точно не хватит.



Для обустройства походной бани нужно всего несколько вещей. Это во-первых, сам каркас, а во-вторых, полиэтиленовая плёнка в достаточном количестве, чтобы сделать из неё стены и крышу. Затем нужны камни для печки и собственно, дрова.

Каркас оборачивают плёнкой, обычно оставляя отверстие в крыше для выхода дыма от костра. Камни выкладываются башенкой и внутри неё разводят огонь. Когда же камни достаточно раскалятся, костёр заливают, а башенку обрушивают внутрь, после чего она становится горкой. Оперативно закрыть дыру в крыше, и вот уже баня готова. Поддавайте пару на камешки да сигайте, распарившись, в реку!

А вот и сама стоянка, рассчитанная на целый отряд.



Увидев эту вот поварёшку, я чуть не принял её за маленькое весло. Очевидно, в ведре готовили. Между прочим, кроме поварёшки, я обнаружил тут и обломанный пожарный багор.



На близлежащей площадке можно было бы разместить штук двадцать палаток.



А к реке, мимо бани, ведёт удобная тропинка.



Наш одинокий чум довольно уютно вписался в эти просторы.



Голодный охотник увидел лисицу:



Увидел мышь:



Заметил ворону:



Сжёг их останки в костре и теперь он спокоен:


_
 
PantagruelДата: Понедельник, 16 Июня 2014, 19:18 | Сообщение # 9
Одмине
Offline
_
День восьмой


Коряжник сам по себе явление не слишком уж драматическое и где-то отчасти бодрящее. Но если он сочетается с дождём, это уж настоящее свинство.





С утра то мелкий дождь, то порывистый ветер - и то, и другое одинаково нехорошо. Дождь означает сырость и дискомфорт, мокрую лодку и медленно, но верно намокающие вещи. Ветер же, особенно встречный или боковой, затрудняет маневрирование, а кроме того - вызывает на поверхности реки бликующую рябь, под которой совсем не видно ни самих подводных коряг, ни характерных бурунчиков и полос на воде, по которым их можно заметить. А я после того, как продрал лодку, уже не чувствовал себя столь браво, как в самом начале. Но постоянно всматриваться и напрягать глаза быстро надоело, и я начал лавировать, полагаясь уже только на опыт и интуицию - тем более что промозглая погода всегда почему-то способствует зарождению этакой мрачной решимости. "Кто не рискует, тот не пьёт из унитаза!" - таков был наш девиз и директива сегодняшнего дня.

Проходим под новенькой ЛЭП, и обширная вырубка даёт нам возможность обозреть небо и горизонт. Ничего хорошего там, однако, не наблюдается.



Ну, а сразу за ЛЭП как-то так. Лоцман-гном недоволен.



Что за река впадает, не знаю. То ли Пурешка, то ли Сезух. Запутался я здесь совсем. Однако место красивое, и как обычно, в устье притока располагается сразу несколько стоянок. Есть и на правом, и на левом берегу. Залез на ту стоянку, что повыше и проверил мобильную связь. По нулям пока, но скоро должна появиться - мы приближаемся к довольно крупному населённому пункту, селу Фролищи.



Несмотря на чёртову погоду, периодически вылезать где-то и разминаться необходимо. Очередную высадку мы предприняли, привлечённые вот такой вывеской:



Поначалу меня удивило, почему такая добротная стоянка находится в столь неудобном месте, если иметь в виду высадку с реки. Здесь нет пляжика, а есть быстрое течение. Посредине русла торчат валуны, а возле берега несколько коряжек. Но вскоре выяснилось, что берегом сюда подходит просёлочная дорога. А где доступ на автотранспорте, там попса, быдлостан и срач.



Какие-то достойные люди вырыли здесь огромную яму для мусора, но богатырям, наезжающим сюда, гораздо удобнее показалось бросать банки и прочую дрянь не вставая из-за стола, в ближайшее углубление рельефа. В итоге хорошая яма пустует, а углубление напоминает теперь полный мусорный контейнер, рядом с которым богатыри, видимо, чувствуют себя в привычной и более приличествующей их воспитанию обстановке.

Зато кучу грунта, вынутую из ямы, кто-то приспособил под песочницу - видимо затем, чтобы дети не убегали далеко, а валились поблизости в яму, где их потом было бы нетрудно найти.





Стоянка эта привлекла, видимо, дурную энергетику на нашу голову, и отчалив оттуда, через полкилометра мы вынуждены были причаливать вновь, потому что зарядил довольно конкретный дождик и мы сидели опять, накрывшись плёнкой, с полчаса или больше.

А вот это я понимаю, местечко! Мне ещё не доводилось обедать в таких теремках, ну и сейчас не пришлось. Как всегда в таких случаях, было ещё рано и нужно было следовать дальше. Мы даже выходить там не стали - на всякий случай, чтоб не расстраиваться.



Мрачное небо, мрачные берега и мрачные сооружения впереди. Зато я теперь знаю, где мы.



Это остатки старого моста, а это значит, что до Фролищ мы могли бы добраться уже сегодня, часам к восьми вечера. Однако это нам совсем не было нужно, поскольку в этом случае у нас почти не осталось бы времени на поиск стоянки, а кроме того, и в магазин мы бы уже наверняка не попали. Поэтому, миновав быки старого моста, мы сразу стали присматривать место.

С небес всё моросило, и качество стоянки интересовало нас уже мало. И пляжики, и ландшафты, и состояние бережка в такую погоду, прямо скажем, неактуальны. Гораздо важнее становится наличие стола, дров и какого-нибудь каркаса, чтобы сделать из плёнки навес. И вдруг именно на такое место мы и наткнулись. Заметно было, что тут отдыхали целыми школьными классами, играли во что-то вроде "Зарницы", питались централизованно и собирались вечером поодаль, на специальных амфитеатром построенных лавочках возле костра.



Надо сказать, что здесь оказалось довольно интересно - ведь я раньше всегда избегал подобных затоптанных мест, и ночевать на столь общественной стоянке мне довелось впервые. Стащив вещи под вполне действующий навес, где даже хранились настоящие, сухие колотые дрова, я запалил костерок и продолжил осматривать местность.



К двум соснам прибиты доски, под которыми приспособлены полочки для мыла и торчат гвозди от прибитых когда-то пятилитровых бутылок с обрезанным дном, перевёрнутых вверх ногами и служивших когда-то умывальниками. Я потом нашёл эти бутылки и разный другой мусор аккуратно загруженными в отдалённую яму. На краю этой ямы даже стоял когда-то высокий дощатый крест , заметный издалека - наверное, с надписью "Мусорка", но на момент нашего прибытия крест был уже сломан, валялся на земле и разумеется, гражданам виден не был.

Поближе на той же тропинке имеются вот такие строения, вполне функциональные и один даже со специальной бумагою.





Немного поодаль, на противоположном берегу, торчат руины каких-то приснопамятных гидротехнических сооружений.



Как ни странно, на одной площадке со школьными постройками, но в тоже время как будто отдельно, существуют и постройки речных туристов. Тут же имеется и походная баня, и рыбацкие шалаши-навесы, и всякие маленькие, но гордые отдельные кострища. Пройдя же буквально метров тридцать вдоль берега, мы обнаружили соседний лагерь, благой и умиротворённый. Вот такие стоянки я люблю, потому что они сделаны с душой и в таких местах, где душе приятно. И ведь найдутся люди, которые запросто накидают тут банок, пакетов с мусором и прочего дерьма. Непременно найдутся.



И вот, когда мы уже успели поужинать, расположиться и поставить палатку, вновь зарядил мелкий дождь. Было похоже на то, что дурная погода установилась теперь надолго. Кроме того, лодочка наша была больна, клей израсходован, а хорошего клея я не надеялся найти во Фролищах. И посоветовавшись, мы приняли решение дальше Фролищ не плыть. Поскольку здесь уже была связь, я созвонился с человеком, который должен был нас забрать - правда, совсем не отсюда, а от посёлка Перово на Клязьме. Оказалось, что выехать завтра он сможет не с утра, а лишь ближе к обеду, и таким образом, торопиться нам было некуда.

Ночью дождь то затихал, то усиливался, а ближе к утру перешёл в моросящую, вялотекущую фазу. Но - событие это принадлежит уже другому, девятому дню нашего путешествия, и на этом я пока умолкаю.
_
 
PantagruelДата: Вторник, 17 Июня 2014, 11:31 | Сообщение # 10
Одмине
Offline
_
День девятый


С утра мы уже было приуныли, увидев, что небо всё так же обложено и что периодически сыплет холодная изморось. Но поднявшийся ветерок вскоре пресёк это дело, и укрепившись, воцарился на реке самолично. По счастью, русло здесь не слишком петляющее, и всё усиливающийся ветер был по большей части попутным, иногда сменяясь на боковой и крайне редко - на встречный.

Сначала вдоль берегов замелькала паутина низких электрических проводов, предвещая близость чего-то цивилизованного. И вдруг, довольно внезапно, за поворотом вместо проводов мы увидели купола. Надо сказать, во Фролищах имеется довольно древний и известный мужской монастырь Флорищева Пустынь, а храм - это собор Успения Пресвятой Богородицы. В советское время монастырь разогнали, а на его территории располагалась военная часть. Церковные же строения находились в упадке или были разрушены. Но в постсоветский период религиозный статус объекту был возвращён, монастырь здесь восстановили, а в начале двухтысячных началось и восстановление церковных построек. Сам же Успенский собор отреставрировали совершенно недавно, в 2009 году. Кстати, я не опечатался - Фролищи Фролищами, а пустынь таки Флорищева, да.



Мосты, товарищи, бывают разными. Сеть дорог в этих местах очень редка, а населённые пункты скудны и мелки, но всё же увидеть такое я как-то не ожидал. Всё-таки это единственный действующий мост от Талиц до самой Клязьмы.



Впрочем, если бы мы собирались плыть дальше, то обнести этот завал не представило бы большого труда. По правому берегу там меньше ста метров по хорошему, утоптанному грунту - до пляжика на другой стороне дороги. Но нам на ту сторону было уже не надо, и мы причалили у левого берега, где были удобные лужайки для сбора, просушки и упаковки лодки.

Дул довольно холодный пронизывающий ветер, а ждать нам здесь предстояло до вечера. Поэтому гномик-лоцман тут же рванул в магазин, а я занялся вытаскиванием вещей и лодки, а также обследованием моста на предмет наличия под ним каких-либо убежищ, где можно было бы пересидеть вполне вероятную непогоду.

И убежище такое я обнаружил, да вот только оказалось под ним дюже насрано.



А ведь буквально поблизости находится лес. То есть, у человека, находящегося рядом с мостом, имеется выбор - насрать ли ему в лесу или на дороге. Или непосредственно под дорогой - это уж чепуха, разница всего лишь в нескольких сантиметрах. И он таки выбирает дорогу. Это напомнило мне место общественного отдыха - берег возле деревни Взвоз, о котором есть у меня в отчёте за пятый день. Там вообще вольные выпасы, лес, и везде можно насрать, где угодно. Но на берегу ведь стоит большой и добротный, на совесть сколоченный стол с лавками. И добротностью своей и полезностью не даёт он кому-то покоя. И делает этот кто-то свой выбор, и вот на столе уж красуется ароматная, любимая мухами куча нешуточного говна.

Послонялся, поснимал завал поближе.



Кстати, цепкому взгляду монтажника сразу заметно, что стальная часть моста состоит из двух частей - одну часть когда-то снесло, а другая таки устояла. А вот и собственно то, что не устояло. Обрезано и валяется прямо тут же, и ещё одна такая ферма лежит возле самой середины реки, и все эти конструкции немало способствуют дальнейшему приросту и процветанию завала.



Вот и сам мост, между прочим. Среди досок кое-где зияют солидные дыры, однако у меня на глазах тут запросто, как по проспекту, проехал гружёный брёвнами пятиосный Урал-лесовоз.



Те, кто ремонтировал этот мост после сноса, пошли самым простым путём - раскрепили его тросами к деревьям на берегу. Конечно же, раскрепили варварски, окольцевав только по левому берегу более десятка могучих дубов.





Эти деревья несомненно, погибнут. И одно уже погибло и спилено - от него остался обмотанный тросом пень. Однако кому же до этого дело. На берегу есть ещё несколько дубов, помоложе - и когда старые деревья умрут, можно будет обмотать и новые. А когда уже пни сгниют, а вместо дубовой рощи на берегу останутся лишь кусты - тогда придумают что-то ещё. Не раньше. И вряд ли у них даже найдётся желание хотя бы устранить основную причину нагрузки и разобрать таки этот завал.

И всё бы ничего, если б растяжки были установлены рационально - примерно вот так. Здесь троса натянуты почти в направлении нагрузки, что обеспечивает максимальную эффективность растяжек. Да и деревья окольцованы не полностью, в силу чего проживут несколько дольше, чем их менее удачливые собратья. Но главное - деревья располагаются в растяжке последовательно, и нагрузка распределяется между ними достаточно равномерно. Короче говоря, такая компоновка функциональна и имеет смысл.



Но вот зачем потребовалось соединять деревья поперечными связями, которые в данном случае не работают вовсе, мне непонятно. Наверное, ремонтникам нужно было для отчётности и зарплаты создать себе больший объём работ, чем требовалось. Или же им просто неохота было резать лишние хвосты. А скорее всего, руководитель этих работ не захотел шевелить мозгами и обмотал просто-напросто все деревья, что были поблизости. Как бы то ни было, но те дубы, которые могли бы своей печальной участи избежать, тоже попали под раздачу, оказались обмотаны и соединены "просто так" совершенно ненагруженными поперечными связями.



Мягкая зелёная травка в окрестностях моста обманчива. Она скрывает тотально рассыпанный повсюду мусор и массу битых бутылок. Они даже хрустят под ногами. Опрометчиво и надеясь на лучшее, я в одиночку тащил тут лодку и был, конечно, за это наказан. Судёнышко получило вторую пробоину теперь на корме. Ну да ладно. Зато обилие времени и удобное место позволили мне хорошо всё почистить, просушить и собрать так аккуратно, как до сих пор мне ещё ни разу не удавалось. Да и гномик-лоцман уже вернулся из магазина.

Чудесный пень, на котором произрастают вещи.



Однако, таким он мне нравится больше:



Теперь уже, конечно, вам станет понятней, что же означают слова "без конца" в заголовке. Ведь мы на сей раз прошли лишь две трети маршрута. Но есть тут и другой оттенок значения, который я совсем не имел в виду, когда начал писать свой отчёт. Вместе с гномиком-лоцманом решено, что точку в этом повествовании ставить рано, и что конец непременно нужно превратить снова в начало - в начало нового путешествия, только теперь уже в следующем году. Завершить Лухскую эпопею мы планируем, отправившись именно от Фролищ и пройдя всё-таки реку до самого устья, а может быть, и отправившись дальше по Клязьме - это уж коли будет на то охота.

А пока я бросаю прощальный взгляд туда, откуда мы сегодня приплыли - на столь разный, порой суровый к нам, но столь заманчивый и полюбившийся Лух.


_
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: