Строничка. Аквариумная и не только.
Среда, 19 Сентября 2018, 04:15
Меню сайта

Поиск

Новые сообщения · Участники · Поиск
  • Страница 1 из 1
  • 1
Строничка » Песочница » Туризм пеший, водный и конный » Отчёты и репортажи » По матери
По матери
PantagruelДата: Четверг, 19 Мая 2016, 22:11 | Сообщение # 1
Одмине
Offline
Волга-матушка река. Притом Ржев, девятое мая, да не когда-нибудь, а с утра, аккурат перед началом парада. Вообще, когда мы сюда собирались, реакция вопрошающих сводилась к двум основным категориям: одни тревожно морщили лоб и предупреждали насчёт поручика, другие желали удачи в откапывании автоматов и фашистских костей. У меня же, как у туриста заядлого, местность эта ни с чем буквально не ассоциировалась, окромя как с Волгою, довольно узкой на этом участке и оттого представляющей интерес для сплава. Кроме того, изучение карты показало, что местность тут богата лесами и небогата крупными городами - а это, как говорится, сам бог велел.

Бодрый народец нарядными ручейками сочился по улочкам, стягиваясь на праздничные мероприятия, диктор прокашливал репродукторы, ну а мы, откупорив кальвадос, в поте лица надували лодочку в странном месте, отмеченном на карте как "городской пляж". Основными объектами, составляющими пляжный ансамбль, являются, по замыслу архитектора - памятник землякам, павшим в мирное время, и табличка "купаться запрещено". Впрочем, чего ждать от архитектора Ржевского - не по фамилии, так по месту проживания он таков.

Но мы в эту сторону обращаться не будем. Наше дело - река и иже с ней, ибо судно оснащено и готово в дальний поход. Кальвадос.





Отчалили как раз под торжественный марш и бодрящую речь из громкоговорителя. Настроение праздничное, приподнятое у всех. Семьи с детьми гуляют, шарики разные и вообще. Ну, в целом так, как по мнению моральных уродов, быть не должно. А что в такой ситуации урод предпринять может? Он бы насрал, конечно, но площадь гулянья очень уж велика, и насрать он столько не может. И вот, в сторону гуляющих потянуло дымком. А вот и сам урод, быстрыми шагами удаляющийся от кучи говна, и душа его поёт, видимо. О такой куче любой урод может только мечтать - ведь она может завонять целую манифестацию. Да и потом, как не отметить День Победы сожжением родной земли.





Однако, поехали таки. Урод оставил тягостное впечатление, и хотелось скорее уплыть туда, где уродов меньше. Не то что процентно меньше, а тупо количественно.





Древний городок Ржев, согбенный, как старый политкаторжанин. Измождённый волнами индустриализации и цивилизации. Река пересекает его словно старый шрам, и взгляд с реки - это взгляд с изнанки, исподтишка, взгляд через самую жопу. Пейзажи приречных окраин, разумеется, специфичны, однако в том их и прелесть для истинного ценителя. Это эксклюзивный товар, такого из окна трамвая не кажут. Ржев в этом отношении удивляет довольно слабой затоптанностью берегов - есть впечатление, что берегов здесь гораздо больше, нежели людей, ими интересующихся.









Но особенно выразительны бывают иной раз промзоны, которых на окраине Ржева имеется в изобилии. Они вызывают совершенно иной комплекс чувств, чем скажем, какой-нибудь стандартный монумент или набережная. С другой стороны, это и не помойка какая-нибудь, вызывающая гадливость. Скорее, пикантное что-то, как вяленая рыбка с душком.

Однако, здесь берега у промзон доступны, я бы сказал, дружелюбны и даже местами гостеприимны, что вообще нечасто увидишь. Притом без ущерба для общего колорита, так сказать.















Сколь веревочка ни вейся, а промзоны неизбежно сменяются дачами. Правда, забавными в этих местах. А места эти - всё ещё город, и со стороны города называются Нижний Бор. И это действительно бор, тут Ржевский чего-то недоглядел.







Вот и бору конец, и собственно, это уже не Ржев. И не окрестности. Всё, уплыли. Некоторые участки выглядят весьма патриотично по случаю праздника. Места боевой славы, а как же. И просто хорошие места. Деревеньки и дачи у самой воды, тишь-благодать.





И всё это, как ни странно, почти безлюдно, что вызывает иногда несколько жуткое ощущение. Совсем не этого ожидаешь увидеть в дачном посёлке у реки в выходной день. И в каждой деревне и каждом посёлке - по нескольку заброшенных, разрушившихся, никому не нужных домов и участков. Посёлков множество, и брошенных земель ещё большее множество. Где угодно, только не у берега Волги, готов я был такое увидеть.



Волжские берега на участке между Ржевом и Тверью в общем можно назвать гостеприимными - при необходимости здесь можно высадиться на сушу практически в любом месте. Здесь нет ни обрывистых круч, ни болот, а течение хоть и сильное, но не до такой степени, чтобы затруднить причаливание и высадку.

Однако, высадка и стоянка, к сожалению, отнюдь не одно и то же, и мы, разумеется, искали местечко удобное как для купания, так и для мытья посуды и прочих надобностей. Солнце, несмотря на ранний сезон, припекало нещадно, и на небе ни облачка. Прохладный ветер не спасает в подобных случаях, на открытой местности останавливаться не захочешь ни за какие коврижки. Пока солнце палит, будет жарко, а как только оно зайдёт, ясное небо принесёт жуткий холод. А если при этом ещё и довольно ветрено, то и вовсе открытой местности следует по возможности избегать.

Кроме того, берег должен быть достаточно пологим, чтоб не тащить скарб с лодкой куда-то к горизонту и в горы, словно Сизиф. И на нём должна быть хотя бы одна площадка без уклона и кочек, чтобы поставить палатку. Все эти факторы, которые нужно учитывать одновременно, превращают порой поиск места стоянки в весьма непростую задачу. В нашей практике многократно бывало так, что отчаявшись найти подходящее место, мы высаживались на всяких неудобьях, а искомое и заветное, идеальное местечко находилось в каких-нибудь трёхстах метрах ниже, или же оно скрывалось, будучи неразличимо за выступом высокого берега.

В итоге с местом нам, можно сказать, повезло. Ландшафт здесь довольно типичен, зато нетипична площадка - это оказалась очень плоская луговина, выровненная и сглаженная вешним течением. Другие же подобные площадки были весьма кочковаты, изрыты промоинами и непригодны. А ещё у нас самые красивые в мире подушки.





Течение хорошее, а водица бодрящая. Однако, мы ещё полны сил и жаждем привидений. Бурный восторг, радости первого дня. Буйство здоровой энергии, водные процедуры. Вообще, в первый день не нажраться, это не-по людски. Кто в первый день не нажрётся, тот, чёрт его побери, человек-то недобрый.









Волжские плавни. Вернее, плавнями называют не это, но мне нравится называть так вот эти соломенные пучки и всякую дрянь, понавешанную на кустах высокой весенней водой. Те, что на фото - на высоте около двух с половиной метров от обычного, летнего уреза воды. У нас на Оке эти штуки нетрудно найти на высоте 5-6 м, и это, надо сказать, совсем не предел. В 1970 году на 12 м река подымалась. Но таких высоких подьёмов уже давно не было, и думается, что вряд ли уже когда-нибудь будут. Плотины, регулирование, водозаборы, падение уровня грунтовых вод. А здесь, на Волге, на перепусках между водохранилищами, всё это выглядит и вовсе игрушечным.





Разумеется, мы планировали понадрать на берегах щавеля и сварганить всегдашнего нашего и знаменитого пшённого супу. И было обрадовались, увидев знакомой формы кусты. Но это оказался вовсе не щавель, а что-то обманное, с шершавой изнанкой листа. Да и не должен, собственно, щавель расти в подобных местах. Щавель - двухлетник, ему необходимо бросать семена, а их неминуемо смоет с переката весенним течением.



Впрочем, фальшивый щавель не омрачает вечера. Такие вещи даже настоящему не под силу. Напроцедурившись, некоторые одевают вечерние платья.



Другие же жарят куриные ножки новым способом, добывая дрова не вставая с земли. Иной раз их корёжит - видимо, от запаха ножек.





Маринованные куриные ножки обычно не оказывают на человека каких-либо психомоторных эффектов и не способствуют проявлению изящных движений и всего такого. Но в этот раз что-то явно не без греха. Может, специи попались не те.







Вечером не удержался пофоткать ещё раз реку. В предзакатный час она особенно хороша. Что тут скажешь.




_
 
PantagruelДата: Пятница, 20 Мая 2016, 18:56 | Сообщение # 2
Одмине
Offline
Как водится, солнце второго дня взошло под знаком Интоксикации и Делириума. Это ничего, конечно, ежели вы в тенёчке и созерцаете. Однако, когда для праздных утех времени не предусмотрено, а надобно паковаться и плыть, Делириум не воодушевляет. Тут Водолей, пожалуй, подходит лучше.

Солнце палит беспощадно, и мы не веселы. Надежда наша на город Зубцов, где имеется холодное пиво. Но берега-то ничё, весёлые.





Лёгкая опохмелка и водные процедуры от солнышка спасают не очень. Оно ощутимо сильнее и перебарывает. К обеду лоцман-гном произнёс "держаться нету больше сил" и потребовал немедленного перемещения в тень. По счастью, южный берег был крут и тенями изобиловал, равно как и зелёною мягкой травой. Рассосав валидолу на всякий случай, вздремнули полчасика, набрав полные штаны муравьёв.



Подступы к Зубцову отмечены аккуратными и разнообразными домами и дачами, на которые приятно глазеть по пути. Но вот, наконец-то, и сам Зубцов, и миновав мост, нам надлежит устремиться в его центральную часть, где по традиции неминуемо должны находиться лавки со скобяным товаром, бакалеей, а также столь необходимый нам Гастроном и Вино-Воды.



Жители Зубцова, по-видимому, знают в культурном отдыхе толк. Они любят высокие лавки.





И вот, спустя невеликое время, рюкзак прохладной снеди доставлен на борт, и здоровье членов экипажа удалось в значительной мере поправить. Вознося к небу бутылки пенного, равно как и хвалу всевышнему, в весёлом расположении духа они отправились дальше.

Берега в черте города высоки и достаточно живописны. Однако я не стал их снимать, дабы не наполнять отчёт городотою - ведь это совсем другая история.

В месте впадения реки Вазузы город Зубцов практически и заканчивается. И находится здесь парк-не парк, усадьба-не усадьба, санаторий-не санаторий. Тридевятое что-то. И на кладбище не похоже.



Ну, а за поворотом реки, словно на прощание, Зубцов одаривает видами частного сектора, на удивление гармоничными и оживляющими и без того красивый пейзаж.



Как водится, зло приходит внезапно в нашу жизнь, одевая подчас личину скромную, неприметную. Вот, казалось бы, что грозного и неприятного мы должны были увидеть в этом величественном строении? Мало ли богатых домов. Я подумал, что это Зубцовский клуб аквариумистов.

Но всё же душа человеческая способна чувствовать зло, и виды клуба необьяснимо внушили нам смутную тревогу, впоследствии оправдавшуюся.



Скажу только, что больше я на этом участке ничего не фотографировал. Ведь миновавши Зубцов, мы рассчитывали уже подыскивать место для ночёвки и с полным правом вставать на отдых, проделав нынче большой и слегка героический путь. К тому же река разлилась, течение здесь стало слабым, а ветер гулял, по большей части поворачивая на встречный.

И вот, аквариумный клуб оказался лишь первой ласточкой, преддверием бесконечной череды подобных же клубов различной степени элитарности и этажности. Территория вдоль берегов повсеместно занята, скуплена и разграничена. Где-то стоят уже вполне сформировавшиеся базы отдыха; по большей же части территории эти юны и находятся в стадии становления и строительства. Новые аллеи и дорожки сверкают белёными стволиками свежих посадок. И даже там, где совсем ещё ничего не строится, участки размечены изгородями и заборами, так что берега эти никак нельзя принять за ничейные.

Мы могли бы, конечно, чисто теоретически где-нибудь высадиться, но следующий день был запланирован под отдых полностью, и перспектива стоять где-то напротив турбазы, с которой на вас будет лупиться охранник, не вдохновляла. Да и местность тут в целом довольно открытая.

Километры, километры и гектары, гектары... Километры заборов и гектары разгороженных берегов. От окраин Зубцова до Большого Пищалино так. А день между тем клонился к закату. Смущало нас также то, что местность становилась всё более открытой, а ведь сразу по окончании заборов к берегу почти вплотную подходила автодорога, и перспектива провести следующий день в кювете также не вдохновляла.

В итоге, достигши места, где автодорогу от реки отделяет полоска леса, мы решили где-нибудь тут и заночевать. А буде место окажется совсем никудышным, презреть отдых и двигаться с утра дальше.
_
 
PantagruelДата: Суббота, 21 Мая 2016, 01:38 | Сообщение # 3
Одмине
Offline
Но место оказалось внезапно хорошим. Особенно впечатлил рассветный вид на карьер, пока он ещё не белёс от пыли, не суетлив и не грохочущ, а лишь умыт утренней влагой и бронзовыми лучами. Режим работы этого предприятия нам так и не удалось постигнуть - оно то начинало грохотать и крутиться, то вдруг замирало и останавливалось, притом на неровные промежутки времени то днём, а то ночью, при свете прожекторов. У меня создалось впечатление, что какая-то их самая главная машина периодически выходила из строя, и покуда её чинили, карьер стоял и была тишина.





А мимо вот этого натюрморта я просто не смог пройти. Что-то в нём есть такое, знаковое. Черёмуха, правда, перебивает носки, тут и сравнивать нечего.



Дорога, которую вы видите на фото, была, как мне кажется, старым просёлком, проходящим вдоль берега и ведущим к расположенной неподалёку деревне. Впоследствии, когда рядом проложили современную асфальтированную трассу, просёлок этот зарос, но с главной дороги остался доступен. Теперь вдоль просёлка расположена череда полян и кострищ, по всей видимости активно посещаемых в выходные и праздники. Мы же прибыли сюда в будни, и оттого наплыва конкурентов не очень-то опасались. Сожгли, конечно, пару мешков мусора, не без этого. Но в целом терпимо.

Старый просёлок, однако, был обустроен на славу. Как выяснилось, сантиметрах в трёх под слоем почвы находится хорошо утрамбованная каменная дорога, в которую решительно невозможно было забить палаточный колышек. Притом дорога эта была шире примерно на метр в обе стороны, чем существующая ныне колея. В своё время, по-видимому, здесь свободно могли разъехаться две телеги.

Однако телеги телегами, а с палаткою я уёбся, друзья мои. Синоптики обещали сильный ветер и дождь, так что крепить жилище нужно было на славу. А какая тут слава, когда колышек в любом месте вбивается ровно на три сантиметра, а затем начинает быть изнасилованным и поруганным, но дальше всё равно не идёт? Напрочь погнувши, выкинул три кола, благо были ещё в запасе, и в итоге просто придавил растяжки возле кольев камнями, дабы перераспределить нагрузку горизонтально. Хорошо ещё, что камни с реки таскать не пришлось - они имелись возле кострищ.

Отдельно же следует поведать о родниках. Их множество мы повстречали по пути. Однако, в подавляющем большинстве они слабы и производят впечатление сезонных, отдающих излишки весенней, напитанной влагой почвы. Тем не менее, ручеёк, а тем более рядом со стоянкой - безусловная удача и благо. Сделав на нём небольшую запрудку, можно иметь всегда под рукою источник чистейшей, студёной воды.



Ну, а использовать такую запрудку в качестве холодильника - это вовсе сам бог велел. Чрезвычайно приятно, когда на стоянке вдруг подворачивается такая внезапная роскошь, как холодильник. Это просто праздник какой-то.



Становление бань по-пантагрюэльски. Поскольку днём было довольно тепло, не возникло необходимости отапливать саму баню. Вполне достаточно возвести стены да накинуть крышу, и втащить внутрь жбан с нагретой водой.







Проведя замечательный день, мы стали было надеяться и на хорошую ночь, но тут чуда не произошло. Погода ничего приятного не сулила, по небу резво гоняли синие тучки, а ветер метался и явно усиливался. Да и синоптики обещали всякие страсти.

Примерно к полуночи притихший было ветер вдруг задул с бешеной силой, и я, вскочив, стал придерживать палатку с наветреной стороны, чтобы её не снесло. Ведь и едва забитые колышки, как на грех, не внушали особой уверенности. Газовую лампу, служившую нам как источником света, так и обогревателем, пришлось погасить, потому что при вероятности срыва палатки она представляет большую опасность, и с этими вещами шутить не следует.

Так я и стоял в темноте, подпирая палатку, пока вдруг ритмический храп гнома-лоцмана не прервался внезапно, и заспанный голос не осведомился, нет ли какой опасности. Узнав, что опасности нет, и в случае чего нас не унесёт, а просто накроет, храп тут же возобновился с прежнею силой. Вот кому на Руси жить хорошо, так это лоцманам.

Между тем, подув и побесновавшись часа полтора, ветер снова затих. И я было совсем уже приготовился спать, как в половине третьего грянул наконец ливень. Нет, он не был так уж силён, но лил часа два, и уснуть я уже не смог, потому что ждал от природы каких-нибудь новых коленец и па. Молнию, например, понос и контузию, или ещё что-нибудь.
_
 
PantagruelДата: Суббота, 21 Мая 2016, 17:14 | Сообщение # 4
Одмине
Offline
Утро выдалось суровым и ветреным. Мы не слишком торопились со сборами, давая палатке просохнуть как следует после ночного дождя. Температура резко упала, заставив лодку обмякнуть, ну а баржу и так приходилось подкачивать каждый день. Крепко сваренный ароматный кофе собственного помола помогал скрасить хлопоты сборов, и кораблик вполне уже был готов тронуться в путь, но тут я упал в реку.

Не в реку, точнее, а рядом - на грязный жижистый берег, измазав всю жопу и спину, и промочивши штаны. А хули там - тапки же! Протектора никакого, подошва гладкая, ни в пизду. А в ботинках сплавляться проблематично, это надо уж тогда в сапогах, а в них ноги преют.

В исступлении оглася окрестности, я немедленно отвинтил крышку от термоса, и щедро наполнил её водярою, захлебнув это дело горячим чаем. Подготовившись таким образом, полез всё стирать. Раздражают подобные происшествия не своей драматичностью, а скорее внезапностью и потерей времени. Ведь я уже лазил с утречка в реку бодриться, привязывать баржу, мыть посуду и анус, а теперь пожалте всё снова. Тянуть же с отплытием не годится, поскольку ветер к середине дня только усиливается. А он, кстати, повернул теперь строго на встречный и дул уже беспрерывно, не оставляя надежды на лёгкий путь. Впрочем, поглядев на гномика-лоцмана, не занятого на вёслах, о тяготах путешествия и не подумаешь. На меня же в тот момент лучше было всё-таки не смотреть.







В таких вот местечках тоже можно было бы в случае необходимости остановиться - среди берёзовой поросли встречаются уютные полянки, поросшие мягкой травой. Сами же берёзки в достаточной степени отбивают ветер и заслоняют палатку от слишком раннего майского солнца. Но нам сейчас местечки неинтересны. Выскакиваем только поссать да размять затекшие чресла.





Хотя ветришко и не унимается, но погодка в целом разгуливается и становится несколько веселее. Торжества придаёт тот факт, что Волга на этом участке становится уже, и хорошее течение позволяет нам удовлетворительно продвигаться даже при встречном ветре. Эх, как иногда жаль бывает, что только "удовлетворительно", а не "отлично" - ведь если бы ветер оказался попутным, здесь мы разогнались бы как на байдарке.

Сооружение. Непонятно, то ли с войны осталось, то ли ещё что. Единственно, в чём я уверен - в том, что там насрано.



А ещё дальше виды открываются поистине сказочные. Исконные прямо-таки виды, былинные. За территорией этой, по-видимому, кто-то следит - то тут, то там заметны развешанные скворечники. Наверно, заказник какой-то.







Попадаются и вполне годные места для стоянки, но - такова жизнь! - чаще всего вновь не тогда, когда нужно, а в середине дня. Плывём, понятное дело, дальше, немного облизываясь.





"Эль капитан" - так называю я эти фото.





Плыли-плыли мы, плыли-плыли, и давно было пора уже появиться селу Столипину, где согласно разведывательным данным, имелся действующий лабаз. Поэтому, завидев постройки на высоком берегу, я схватил рюкзак, облачился в ботинки и устремился на поиски здоровья и счастья, и в особенности холодного пива.



Однако, выяснилось что Столипино мы давно уже миновали и не заметили. Оно в стороне от реки. А то, что видно на фото - это деревня Мямлино, у любезного жителя которой я разузнал дорогу и до Столипина. Решив, что начатое дело бросать не стоит, я решил до Столипина таки прошвырнуться, пройдя через овражек, откуда мог помахать рукой лоцману и указать, куда именно направляюсь.

А виды, друзья мои, от Мямлина открываются просто волшебные. Какой-то эстет поставил на косогоре специальную лавку - добротную, со спинкой, и вымостил место возле неё деревянными кругами, отпиленными от брёвен. Удивительно гармонична и уместна там эта лавка, и величественный, завораживающий пейзаж видит присевший на неё путник.

Принципиально, и теперь уже по традиции, я не беру с собой фотоаппарата, когда иду на поиски магазинов. Хотя каждый поход в магазин - это событие неординарное, позволяющее вволю хлебнуть местного колорита и атмосферы. Мы стараемся ходить в магазины всегда, даже когда в этом нет особой необходимости, потому что это новое, свежее впечатление и познавательная экскурсия. Каких только диковин, бывает, не насмотришься по пути и чего только для себя не откроешь.

Однако, памятуя об оставшихся охранять лодку, мешкать с возвращением обратно не следует. Взяв же с собой фотоаппарат, вы рискуете непозволительно затянуть мероприятие и застрять в параллельных мирах. Тут нужно соблюдать известную меру. Сходив без фотоаппарата, можно и задачу за короткое время выполнить, и впечатлений получить разумную порцию. Ежели, конечно, вы не прагматик. Прагматик идёт за жрачкой, по возможности быстрым шагом и не глядя по сторонам, и ему такие вещи объяснить сложно. Никогда не ходите в магазины с прагматиком - такой поход только утомит вас и оставит тяжкое впечатление.

От Мямлина до магазина в Столипино не то чтобы далеко, но и не близко. В тапках, во всяком случае, отправляться туда не стоит. Магазин находится не в селе, а непосредственно на дороге, идущей мимо села, и я несколько поплутал, разыскивая его. Гораздо больше времени, впрочем, я потерял оттого, что в заведении как раз шла приёмка товара. Ожидая вместе с толпою селян, мне довелось в подробностях изучить местный товарооборот и ассортимент.

Небольшую, наиболее скорбную часть прихожан составляли грустные женщины в платках, робко осведомляющиеся, не привезли ли яичек и хлеба, и получив ответ, что сегодня не привезли, со вздохом удалявшихся по пыльному тракту. Другую, нетерпеливую и галдящую часть, составляли дети, набежавшие за мороженым. Эта категория покупателей получила таки своё - мороженого было много и разного. И наконец, львиную долю паствы образовали лица среднего возраста и обоего пола, пришедшие за пивасом.

Я никогда не думал, друзья, сколько пиваса может поместиться в Газели. Два мужика выгружали его с полчаса, утаскивая куда-то в магазинные недра. И поскольку само строение никак нельзя было назвать обширным, я всерьёз заподозрил наличие там катакомб.

Пивас таскался любой, всяких видов, форм и ценового диапазона, в упаковках и без. И всё это многообразие, по-видимому, сметалось довольно быстро, поскольку когда я только вошёл в магазин, пиваса в наличии было не густо, во всяком случае отсутствовали наиболее популярные его марки. И хоть времени я потерял немало, зато в очереди оказался первым и мог выбирать.

Между тем, дело клонилось к вечеру, и нам следовало присматривать место стоянки. Места были красивы, однако для ночлега не слишком удобны - где деревья, там косогор, а где ровно, там слишком открыто.



Известняковые выходы по берегам в этом месте похожи на каменные столы. Они сразу проассоциировались у меня с названием села (Столыпино в прошлом). Каменный стол или столп - мне кажется, это близко по смыслу. Впрочем, местные рыболовы их в качестве столов и используют.



По поводу известняка - когда я искал в сети информацию об этом маршруте и путевые заметки, в глаза бросились и очень насторожили упоминания о "замусоренности берегов". По счастью, это оказалось не так. И по-моему, в формировании данного стереотипа немалую роль сыграли байдарочники - ведь по большей части именно они такие отчёты и пишут.

Замшелые выходы известковых пород, повсеместные вдоль этого участка реки, чаще всего напоминают не камни, а именно сваленный под гору и заросший травою мусор. Шаблон этот особенно безотказно срабатывает вблизи населённых пунктов, где просто-напросто ждёшь таких вот овражных помоек. А байдарочники, с их трамвайной манерой передвижения, ничего разглядеть толком не успевают, и вполне способны принять совокупляющуюся на берегу парочку за дохлую лошадь. А уж принять камни за мусор - это как здрасте.

Однако, вот и местечко. Не слишком удобное для высадки - берег здесь сыроват и дюже далече до леса; фотографировал я даже не от опушки, а с косогора, поближе. Лодку с баржой решили и не тащить, довольно с нас было и переноски вещей. На том берегу появлялись рыбачки и похаживали с "корабликом", но наш берег был достаточно дик, и каких-либо поползновений в отношении лодки мы не боялись.



Зато сама стоянка - просто песенный жанр. Явно не рыбацкая и не охотничья стоянка, а именно туристическая, скорее всего байдарочников. Рыбаки и охотники чаще всего относятся к стоянкам буднично и по-бытовому, не берегут их и редко утруждают себя утилизацией мусора и бережным отношением к природе. Здесь же мы были приятно удивлены относительной чистотой и порядком.

Лес тут суров и по всей видимости, грибат. Очень люблю такие места. Судя по плакатикам вдоль берега, на которых написано «ООО "Сезон Охоты", охота без разрешения запрещена», тоже наверняка заказник.







Ну, а нам охоты не нужно. Нам охота в чудесном месте заночевать. Под гостеприимными елями тепло и уютно, правда на лоцмана-гнома такие места почему-то нагоняют тревогу. Впрочем, тревога легко устраняется стаканчиком и закускою.






_
 
PantagruelДата: Воскресенье, 22 Мая 2016, 16:48 | Сообщение # 5
Одмине
Offline
От мусора на стоянке можно, конечно, избавиться кардинально. Горимое сжечь, бутылки разбить и прикопать в какой-нибудь ямке, а банки опалить для быстрого ржавления и зашвырнуть в непроходимые чепыжи. Это вполне порядочная программа-минимум, так мы обычно и поступаем. Можно даже бутылки расплавить в весёлом костре и обратить их в камень, а банки ещё и поплющить и прикопать. Но это уже программа-максимум для особо суровых адептов, требующая от человека некоторого идейного исступления, не присущего простым смертным.

Однако в большинстве случаев, как это с прискорбием необходимо признать, туристически настроенные сограждане и до программы-минимум редко дотягивают, а зачастую и вовсе игнорируют всякие программы по этому поводу. Для некоторых собрать мусор в пакет, в котором он собственно и был принесён, и положить его в паре метров под ближайшее дерево, уже является настоящим подвижничеством и горделивым действом, после которого они со спокойной душою и с чувством выполненного долга покидают обгаженную стоянку. Иной раз, в поисках посрать или за дровами, натыкаешься повсеместно на этакие заначки, и думаешь "Блять. Да лучше бы оне прям под себя всё это кидали, кто-нибудь следующий хоть подобрал бы и сжёг".

Заметив таки следы присутствия на площадке людей, не приветствующих программу-минимум, мы решили на этот раз мусор не хоронить. Кто-то из наших предшественников завёл неподалёку тазик с помоями, и мы подумали, что эту традицию надобно расширить и углубить, в назидательных целях. Для того, чтобы неприсоединившиеся к программе граждане видели перед собой относительно хороший пример, а пример всё-таки великое дело.

Собрав валявшиеся рядом бутылочки и опалив недавние банки, мы сложили их в пределах видимости от кострища, в надежде на то, что последователи, увидев штатну помойку, принесут мусор всё же только сюда. Боюсь, впрочем, что ежели и принесут, то весь, не сжигая и без обработки, превратив аккуратную свалочку в отвратительную сраную кучу. В таком случае, желаю им, чтобы статуя Капитана являлась им каждую ночь, и просыпались бы оне в холодном поту до конца дней своих.





Деревенька Шишкино, хороший ориентир. А живописные виды хоть и не редки, но повторяются не так часто, чтобы прискучить.





Русло по-прежнему узко, и река иногда показывает коленца и мели, делая сплав на ряде участков даже интересным технически. Не знаю, как здесь обстоят дела с силой течения летом, когда вода упадёт, но судя по характеру дна и берегов, сейчас она стоит выше примерно на полметра от летнего уровня. То есть, летом будет гораздо мельче. А это, между прочим, означает настоящие перекаты - учитывая то, что мы и сейчас, в мае, не раз опасались присесть на мель или напороться на валуны. А виды по-прежнему великолепны.















Это эль капитаном нельзя назвать. Это блять капитос.



И вот, прямо по курсу село Родня. С гастрономией. Пива у нас оставалась лишь пара банок, и в Родне мы очень рассчитывали пополнить его запас. По причине близости от реки, в магазин марширует лоцман. Лабаз располагается прямо за заброшенной церковью, и пройти можно непосредственно через погост. Сам погост в неухоженном состоянии, а охранником здесь здоровенный чёрный котище, развалившийся на прохладных камнях.



Местный Йеллоустоун, точнее Жолта Вода. Она сочится из этого пятна желтоватой породы, наполняя граничащую с рекой ямку. Надо сказать, что вообще-то вода в ямке кристальная, да только на снимке этого не видать, поскольку я ополоснул там сандалии. Источник этот, по-видимому, богат фосфатами и обладает целебным действием, ибо сочится аккурат из-под кладбища.



Ожидая возвращения гномика-лоцмана, я было прилёг на прохладную траву отдохнуть, но лабаз оказался уж очень близко, и пролежать мне пришлось недолго. Гномик-лоцман, спустившись с горы, приближался с каменным выражением лица, и я уж подумал, что магазин не работает. Но магазин работал, и продавалось там многое. В пакете лежала свежайшая копчёная скумбрия, несколько видов салата в пластмассовой таре, водка и всякие разносолы. В пакете не было пива. "А мы не возим пиво" - ответили лоцману в лабазе в ответ на недоумённый вопрос.

Испытав некий культурный шок, мы долгое время ехали молча.

Хороший, годный ручей впадает. В таком без труда можно набрать свежей воды в канистры, однако у нас на протяжении всего пути только раз такая необходимость возникла. Для готовки мы брали воду непосредственно из реки, для чая хватало воды из канистр, два термоса всегда были в лодке, заваренные с утра. К тому же частые торговые точки снабжали нас пивом да иной раз и минералкою, когда не лень было её тащить.



А волжская вода оказалась на удивление чистой. Особенно учитывая недавний ещё паводок и репутацию этой реки в целом. В первые дни по поверхности несло огромное количество пыльцы, отчего вода имела довольно неряшливый вид и производила впечатление грязной. Впрочем, набирал я ведро, черпая поглубже, и пыльцы избегал. Когда же погода изменилась и стало ветрено, пыльца исчезла. Вода имеет весенний оттенок, как все реки, однако на вкус вода как вода. Лучше, нежели скажем, в Москве из-под крана.



Неплохие стоянки попадаются по пути. Однако, скорость наша из-за ветра невелика, и мы стремимся двигаться дальше.





Усталость берёт своё. А ветер своё. Лишь в первые два дня я мог позволить себе собственно сплавляться, не слишком налегая на вёсла. Но теперь я уже практически не выпускал их их рук. Даже чай из термоса лоцман заблаговременно наливал мне в стаканчик, поскольку лодку разворачивало под ветер за секунду, и всякое движение по курсу полностью прекращалось. Забегая вперёд, скажу что это были ещё цветочки. Ещё можно было плыть, скажем так. Ну, а пока - непродолжительные остановки и отдых в тени. Иногда даже в таких местах, где казалось бы, всю жизнь бы лежал.





А затем - снова в путь.



Но вот, кажется, и подходящее место. Длинная песчаная коса. Хороша она показалась в первую очередь тем, что вещи таскать никуда не нужно, и можно расположиться непосредственно у воды. Таскание вещей в гору после утомительного дневного маршрута напрягает более всего остального. Тем более когда знаешь, что утром всё это тебе паковать и тащить обратно.



Облегчение от окончания дневных трудов не способно полностью скрасить усталость. Только пиво и скумбрия способно скрасить её. А то и чего покрепче.



Отличный пляжик. Палатку мы, впрочем, поставили выше, в траве, опасаясь ночного ветра, но как оказалось, это было не лучшее решение. Ночью там было весьма сыро от росы, а лес дал густую тень, которая долго не позволяла палатке с утра просохнуть. Ещё выше, в самом лесу, к берегу подходит просёлок, и несколько расположенных там приятных и обжитых полянок явно посещаются рыбаками. Но песчаная отмель рыбаков совсем не интересует, и они лишь шастают иногда мимоходом, стремясь к более глубоким местам.



Почивший в бозе бобр особенно красив в нежных лучах предзакатного солнца.



Может статься, кому-нибудь грунт на пляжике и не покажется интересным. Ну, грунт и грунт. Ничего особенного. Но только не аквариумисту.



Таскаться в лес за дровами мне было не очень-то хорошо, поскольку верхняя часть тапок ужасно натёрла ноги, и ходьба в них доставляла значительный дискомфорт. Организация стоянки, однако, подразумевает постоянные хлопоты у воды, поэтому ботинки я всё же предпочитал не одевать. Делу в значительной мере помог плавник, в некотором количестве валяющийся на отмели.



Согласно сводке новостей, по Тверской области был объявлен нонеча красный уровень пожароопасности. Разведение в лесу костров и вообще, посещение лесов запрещено. В лесу, однако, я не заметил никакой сухости. Там царила приятная прохлада, почва была влажна, и свежей зелёной волной пёрли травы. Да мы, впрочем, были и не в лесу. Но на берегу, действительно, ковром лежала сухая трава, которую так любят поджигать ебланы.

Поскольку ветер дул от реки и мог понести искры в сухую траву, пришлось, вооружившись ковшом и ведром, организовать контролируемый пал и выжечь возле костра безопасную зону.



Нет ничего хорошего в том, чтобы проводить день на песчаной косе, когда солнце палит, а ветер гуляет. Зато вечерами, когда ветры стихают, а солнце готовится спать, нет места приятнее. На открытой местности долго бывает светло, и вечерние бдения чудесно дополняют минувший день, принося умиротворение, возвращая уставшему телу силу, а душе радость.




_
 
PantagruelДата: Понедельник, 23 Мая 2016, 13:36 | Сообщение # 6
Одмине
Offline
Собирались мы этим утром не без досады. У посудомоечного пузырька лопнула крышка, и вся хозяйственная сумка наряду с находящимся в ней скарбом оказалась залита и запоганена. Перебирали, полоскали и сушили вещи, мыли посуду, а заодно решили вычистить котелки - было очень удобно щедрой рукою зачерпывать средство прямо со дна баула и размазывать по чему бы то ни было.

Погода же, как и прогноз, не сулила нам дневных радостей. Синоптики пророчили усиление ветра, с порывами, а направление его, разумеется, было встречным - каким же ещё. На протяжении уже многих лет правда жизни опровергает для нас теорию вероятностей, и картина сплава всегда выходит одна и та же - один-два дня ветер попутный, а всё остальное время встречный, причём с теденцией к усилению.

Немного погоревав и посетовав, мы решили на будущее отвергнуть материализм и руководствоваться исключительно законом подлости, согласно которому всё в мире и происходит. Припомнив всю свою непутёвую походную жизнь, мы приняли решение в будущем брать таки пример с байдарочников и перенять лучшее от их трамвайной системы. То бишь, планировать путешествие так, чтобы через каждые один-два дня делать дневную стоянку и отдыхать. Один же день плыть или два, решать по обстоятельствам, в первую очередь согласуясь с ветром, погодою и прогнозом. Большого километража при таком способе передвижения не сделать, зато умудохаться можно гораздо меньше, и удовольствие от похода гораздо большее получить.

Итак, отчалив, мы надеялись уже к середине дня добраться до Старицы, затариться пивом, припасами и посудомоечным средством, а затем ещё значительную часть дня плыть, навёрстывая ветряные издержки. Уже к обеду стало ясно, впрочем, что надежды зыбки, а жизнь наша не сон пустой. Ветер дул постоянно, порывы же были настолько сильны, что нам несколько раз всерьёз приходилось откренивать лодку и баржу. А поскольку в такие моменты приходится бросать вёсла, лодка поступает в полное распоряжение стихий, и её моментально разворачивает бортом под ветер и несёт чёрт знает куда с бешеной скоростью. Пару раз нас чуть не прижало к берегу, а такие вещи чреваты в первую очередь опасностью проколов о прибрежную стерню и камни.

Само собой, фотографий этого дня оказалось не густо. До Старицы мы, как показалось, добирались целую вечность. Даже замаячив на горизонте, городок по большей части дразнил нас, а мост, служащий нам ориентиром, даже и не показывался.

Достигнув же наконец моста и миновав его, мы молодецким образом финишировали напротив ворот Свято-Успенского монастыря, довольно живописного и придающего бодрости как своим светлым обликом, так и бурлящей под его стенами жизнью. Монастырь, по-видимому, весьма посещаем, поскольку возле ворот организована настоящая парковка, заполненная экскурсионными и паломническими автобусами, равно как и транспортом индивидуальным. Интересно было наблюдать среди всего этого модерновый японский мотоцикл с парочкой, затянутой в яркую кожу, прибывшей видимо причаститься.

Среди прочих достопримечательностей монастыря я отметил местного попрошайку, моментально подскочившего к нам, пока мы ещё успевали причаливать. Он просто поразил меня степенью своего мастерства и и высоким профессионализмом. Канаючи, видимо, под монаха, он и выглядел как заправский монах, только в гражданской одежде. Точнее, он походил на стереотипичного церковного персонажа - монаха или дьяка, каких мы привыкли наблюдать в художественных фильмах, а уж таковы ли монахи в реальности, мне трудно судить. Слишком немногих я в реальности видел.

Итак, расстрига наш был рыжеват и отчасти небрит. Нет, не то чтобы тут было брито, а тут небрито, а небрито в той степени, когда это уже почти борода. Или, скажем, был он почти бородат. Мы заметили его ещё из-под моста, когда он живо беседовал по всей видимости, с коллегою. Пришествия нашего с реки они оба, скорее всего, не ждали, поскольку привыкли более иметь дело с клиентами колёсными и двуногими. Когда же они заметили нас и намерения наши стали им очевидны, меж ними последовала короткая перепалка, в ходе которой, очевидно, решалось, кто из них стоял ближе к реке и кому, стало быть, надлежало просить подаяния.

Обычную скорость подхода к клиентам расстриге на этот раз не удалось соблюсти, ибо мы хлопотали с причаливанием, и удачный момент для него никак не наставал. Цинизма же и навязчивого ожидания он не мог показать, поскольку был истинным профи и не мог позволить себе выйти из образа. Делая вид, что очень занят, я украдкой наблюдал за ним, скрывая готовую выбраться наружу усмешку.

Видя, что маневры сближения начаты рано, что я лишь одеваю штаны да ботинки, и что до жилетки с карманами ещё далеко, инок начал витиеватую беготню вдоль берегов, сопровождаемую посыпанием головы родною землёю, падением на колени и воздеванием рук. Имели место и скорбное биение себя кулаком в грудь, и сокрушённое качание головою, и вознесение хвалы всевышнему, и укоризна себя нечестивого.

И вот, когда дело у меня дошло таки до жилетки, инок приблизился, огорошив меня внезапным возгласом "Христос воскресе!", хотя было уже чёрт знает какое число. И я ничего не нашёлся ответить, кроме стандартного "Воистину, добрый человек". Поворотя таким образом беседу сразу в нужное русло, инок завёл разговор духовного плана, выстроенный поразительно ненавязчиво и вовсе не раздражающе. Осведомившись о самочувствии, о тяготах путешествия, пожелав нам добра, господнего соизволения и всяческих благ, он дождался таки момента, когда была надета жилетка и испросил со смирением немного железных денег. И я ему этих денег дал, поскольку пожалуй, оно того стоило - ведь настоящего, креативного нищего не часто увидишь.

Отсыпав расстриге монет, я полез в сумку за пустым рюкзаком, с которым хожу в магазины. Спустя же какие-то секунды, когда я достал его, мне довелось испытать настоящее потрясение и шок. Расстрига исчез, растворился в воздухе, будто не православный монах, а какой-нибудь мусульманский джинн. А местность была довольно открытая. Непроизвольно я даже заглянул за лодку, не идут ли там пузыри или ещё что. Пузырей не было. Не было и монаха. И лоцман-гном, разминающий ноги поодаль, тоже ничего не заметил. Вот как мастерство настоящее проявляется. Это вам не в метро сидеть.

Дорога в городской центр идёт вверх, мимо монастырских ворот, и спустя короткое время выводит на площадь, с имеющимися как на ней, так и в окрестностях магазинами. Можно идти напрямик, по асфальту, а можно слегка накривок, приняв возле монастырской стены левее. Этот окольный путь привлёк меня тем, что дорога здесь сохранилась старая, каменная, вдоль которой был только проложен современный бетонный бордюр и водосток. Двигаясь по ней, я весьма подивился, как здесь когда-то могли ездить телеги и вообще, ходить лошади - тут и человеку-то не весьма удобно ступать. Не из ровной брусчатки, а из настоящего дикого камня состоит дорожное полотно.

Однако, затарившись, пора снова в путь. Мост в Старице и кусочек монастыря чудесно дополняют друг друга, образуя прекрасный вид.



А сам монастырь мне показался похожим на величественный православный крейсер, охраняющий местные берега от геев и басурман.



Немного пониже Старицы есть некое интересное сооружение, источающее фонтан воды. Может быть, городской водозабор питается подземными водами, а здесь сбрасывают излишки, хз.



Вообще, ниже Старицы вдоль обоих берегов накатаны полевые дороги, а берега весьма посещаемы. Основную массу, по крайней мере на момент нашего весеннего плавания, составляли здесь рыбаки, а не туристы. Может быть, конечно, что туристов значительно прибавляется летом, с началом купального сезона. Как бы то ни было, берега на протяжении нескольких километров весьма доступны и отнюдь не укромны, как может показаться на первый взгляд.



Смирившись уже с тем, что упущенного времени мы не нагоним, и до хороших стоянок сегодня не доплывём, мы постарались лишь по возможности удалиться от Старицы и заночевать где попало, выбрав только местечко поровней да пошире, чтоб не на дороге стоять.

С точки зрения купания берега были на всём протяжении путешествия одинаково хороши. Различались лишь подходы к воде - местами берег был каменист и твёрд, местами же грязен и травянист. Грязь эта отнюдь не глубока, и несёт в себе лишь одно неудобство - при её наличии не удастся выйти из реки с чистыми ногами, только и всего. Для меня же, всё путешествие проведшего в тапках, это было совсем не критично - ноги мои по фактуре начинали уже напоминать кирзовые сапоги, а местами приближались к таковым и по цвету.

В этот вечер мы даже не разводили костра. Поставив палатку, сняв напряжение стаканчиком и подкрепившись принесённой из магазина снедью, мы завалились спать, презрев тяготы минувшего дня и не страшась тягот дня предстоящего.
_
 
PantagruelДата: Понедельник, 23 Мая 2016, 19:00 | Сообщение # 7
Одмине
Offline
Стараясь не мешкать и собравшись раньше обычного, мы успели застать утренние часы, когда встречный ветер не был ещё слишком зол и позволял уверенно продвигаться. Дул стабильный восточный, а гребли мы соответственно на восток.

Знаменитая деревенька Пиза, по-русски Чупруново.



От Пизы мы какое-то время двигались строго на север, под прикрытием восточного берега, наслаждаясь благословенной ветровой тенью, однако беспощадная карта не оставляла надежд - впереди был поворот на восток, и вскоре нам предстояло вывернуть прямо на ветер.



Вывернув же на ветер, мы осознали, что все эти порывы и волны, что мы ругали до этого, были на самом деле ласковы и игривы с нами, будто котята. Я слегка опупел, увидев такую волну. Было полное впечатление, что мы движемся не по реке, а по морю или большому озеру, притом при достаточно свежем ветре. Лодку швыряло вверх-вниз, с носа летели фонтанами брызги, а баржу того и гляди грозило сорвать с верёвок. Гном-лоцман сидел, вцепившись в леера, потому что корма вела себя словно круп необьезженной лошади, и ничего не смог бы поделать, если бы баржу действительно оторвало. Я уверен, что в этом случае её сразу перевернуло бы, а затем понесло бы дальше пустую, словно воздушный шарик. Безусловно, ни баржу, ни вещи мы бы уже никогда не поймали, потому что даже отвернуть с курса было нельзя - бортом к волне и ветру нас непременно бы опрокинуло.

Оценив ситуацию, мы даже стали всерьёз подумывать о том, чтобы дальше не плыть и сделать уже дневную стоянку, хотя это было бы, разумеется, крайне нежелательно. Двигаясь по прибрежному мелководью и попутно присматривая местечко, нам удавалось с небольшой скоростью плыть, не избегая ветра, но избегая хотя бы волн. Однако, в глубине души всё против такой нерациональной высадки протестовало. Делая столь короткие переходы, нам нечего было и думать пройти маршрут в приемлемый срок.

По счастью, река дала передышку, вильнув на юго-восток, в результате чего ветер перестал быть строго встречным, и волна поутихла.



Далее, впрочем, последовал ещё один строго наветреный участок реки, но мы уже попривыкли к ситуации и стоически, прижавшись к берегу, продолжали движение в надежде на следующий поворот и новую поблажку стихий. Впечатление какой-то морской прогулки весьма усугубилось у нас при виде вот такой вышки, похожей на грот-мачту, на марсе которой не хватало только матроса в грязном шейном платке, кричащего нам "Эй, на Беде, якорь вам в жопу!" или что-то вроде того.



Вместе с руслом реки мы действительно увалились немного под ветер и плыли теперь на юго-восток. Волна здесь не была такой злой, однако продвигались мы медленно и тяжело. Одолев километра два и взглянув на карту, мы поняли, что если не встанем сейчас, то нам предстоит снова выйти прямо на ветер. Приметив как раз подвернувшуюся неплохую стоянку, мы уже не раздумывая решили высаживаться. Нехорошо было лишь то, что стоянка оказалась высокой, и притом довольно далеко от воды, но нам было уже всё равно. Времени до вечера было довольно, и перетащить шмотки можно было неспешно и с перекурами.



Ближе к вечеру погода даже улучшилась, и ветер словно бы поутих. Но мы знали, что всё это обман и замануха лукавого - ведь карта пиздеть не станет, а недобрые тверские синоптики по-прежнему предрекали восточный с порывами.

Вид на деревню Змеевы Горки вовсе неплох. Иногда пейзаж на том берегу оживляют рыболовы на Нивах и немногочисленное стадце местных коров, показавшихся нам весёлыми. Они часто дурили, махали лапами и казали нам из кустов пёстрые жопы.



Неспешно перенеся вещи, передохнув и пропустив по пивку, мы затеяли ставить палатку. И тут выяснилась страшная вещь. Мы посеяли мешочек с колышками. Забыли попросту на прошлой стоянке. Это открытие было ужасным. Строго говоря, я мог бы заготовить и деревянных кольев, но конструкция шатровой палатки такова, что колья несут основную нагрузку, и их обязательно требуется не меньше восьми, а в ветреную погоду необходим полный комплект из пятнадцати. Строго говоря, для фиксации днища и в качестве дублирующих ставятся ещё четыре кола, и всего их девятнадцать, но это уж перебор, от которого мы всегда уклоняемся.

Подумав о том, что с деревянными кольями наш каждодневный геморрой с обустройством ночлега возрастёт многократно, а также о том, что такие колья отнюдь не многоразовы и от забивания обухом топора приходят в негодность, мы приуныли. Здесь, на лесной стоянке, мы попросту смогли выбрать место между деревьями и обойтись всего четырьмя колами плюс подручные средства. Но на ровном лугу, а тем более в каменистом месте такой фокус увы, не прокатит.



В принципе, мы уже в начале дня подумывали о том, чтобы никуда не плыть завтра и отдохнуть. Решив так и сделать, мы запланировали баньку и прочее. Утро вечера мудренее, и размышления о судьбе экспедиции, равно как и все тревоги и чаяния, были оставлены на завтрашний день.
_
 
PantagruelДата: Вторник, 24 Мая 2016, 10:45 | Сообщение # 8
Одмине
Offline
Сварив с утра кофейку, выслушав с особым вниманием синоптиков и взвесив все обстоятельства, мы порешили маршрут на этом месте прервать и сделать эту нашу стоянку последней. На сегодняшний день погода была неплоха, но в дальнейшем пророчили дожди и грозы, причём с сохранением восточного ветра.

Наряду с пропажею колышков как-то само собой вырисовывалось, что дальше плыть нам не следует. Включив телефон и вызвонив Доброго Человека, мы узнали, что ему было бы удобно выехать ночью и подхватить нас с утречка, на следующий день. Что, опять таки, вполне согласовалось с нашим теперешним планом.

Несказанно прекрасно, когда окончанию путешествия предшествует дневная стоянка. В этом случае есть возможность неспешно вычистить, просушить и собрать лодку, прицеп, перемыть заблаговременно всё, что следует перемыть, и упаковать заранее вещи. Тогда вам не приходится проделывать всё это дома, в квартире, в крайне неподходящих условиях, и пребывая в ещё менее подходящем настроении. К сожалению, отбытие домой чаще всего происходит от каких-либо населённых пунктов или мостов, где доступ автомобиля к реке прост и малообременителен для водителя, а это вовсе не те места, где хочется проводить целый день и две ночи. Поэтому наше стояние в сосновом бору, да ещё под конец столь культурного путешествия, показалось нам сущей радостью и элементом чистого счастья.

Душица. Великолепная травка, позволяющая напиться чудесного природного чаю без всякого чаю. Но в качестве просто добавки в чай, на мой взгляд, она ещё лучше. На южном склоне, обращённом к реке, эта трава росла в изобилии. Раньше я путал её с мелиссой и мятой, потому что это одно семейство - Яснотковые, однако с подачи Crypto заинтересовался, и теперь знаю как различать эти виды. Впрочем, с точки зрения кулинарной, все они хороши, хоть и обладают собственными, неповторимыми оттенками аромата. Выбор в пользу конкретного вида уже, как говорится, на вкус и цвет.



Ещё бóльшую радость доставило то, что в лесу рос таки многожданный щавель. Он не явился неожиданностью для нас, потому что в подобных местах произрастает нередко, но явился предметом радости, поскольку майское путешествие без фирменного щавелёвого супу представлялось нам не совсем полноценным. Собственно, пакетик пшена мы взяли с собой именно в расчёте на приготовление этого блюда. Хорошая тушёнка, пшено, щавель, чёрный свежемолотый перец и лук являются его основными ингредиентами.

А щавель, в отличие например, от томат-пасты, придаёт вареву кроме кислинки, особый таинственный аромат, который я не смогу описать словами. Причём огородный щавель таким ароматом не обладает, и на вкус несравним с диким. Нарвав должное количество, мы в полной мере усладили живот и приготовили натуральный обед, какого никогда не случается дома.





Затем, настало время и для становления бань. Хотя поблизости и имелась походная каменка, но по случаю мая месяца мы не стали утруждаться её разжиганием, а организовали помывку по-быстрому, нагревши горячей воды и тем ограничившись.



Время текло необременительно и приятно, позволяя заниматься как необходимыми хлопотами, так и изучением окрестностей и местных объектов. В числе последних оказалось множество расположенных поблизости военных сооружений - ДЗОТов, брустверов и прочего. Мы встречали подобные укрепления периодически, на всём протяжении пути, но здесь оказались непосредственно среди них. Сооружения были осыпавшимися, а местами служили свалкою туристического говна, однако их грозное предназначение по-прежнему угадывалось без труда. Врагу, форсирующему реку на данном участке, пришлось бы несладко.

В непосредственной близости от нашей стоянки проходила полевая дорога, по которой иногда проезжали немногочисленные рыбаки. Сама стоянка, как и место возле неё, впрочем, их не интересовали, потому что по дороге они могли спуститься непосредственно к берегу, а не топать до него ногами по косогору, как мы. Наблюдения в течение дня показали, что и сам берег напротив стоянки не представлял для рыбаков интереса - они предпочитали ловить несколько выше. Поэтому, а ещё по причине аккуратности и ухоженности, стоянка явно принадлежала не рыболовам, а опять же, туристам.

На лавке возле добротно сколоченного стола, были сложены чистоплюйские нитяные перчатки и имелась даже чугунная сковородка небольшого размера. Мы оставили там, в свою очередь, литровую кофейную кружку и нормальные брезентовые рукавицы, которые я так и не смог убить на протяжении всего пути, лазая ими в открытый огонь и хватаясь за головёшки и раскалённую кружкину ручку.

А ближе к вечеру экипажем была предпринята вылазка на предмет изучения окрестностей и местных ориентиров. Идти пришлось довольно длительно в гору, но надо сказать, что усилия не пропали даром. Пейзаж чудесный, истинно русский и замечательный, но в общем места здесь дикие, и тутошние дороги имеют исключительно полевой и просёлочный статус. Так что, как выяснилось, без подробной разведки и точных указаний на ориентиры Доброму Человеку было бы весьма затруднительно нас отыскать.
_
 
PantagruelДата: Вторник, 24 Мая 2016, 12:15 | Сообщение # 9
Одмине
Offline
Что ж, поскольку телефон уже был включен и будильничек заведён, мы как штыки, к семи часам были готовы и во всеоружии. Однако, как это часто бывает, Доброго Человека постигли в пути невзгоды. Простоявши часок на МКАДе, затем столкнувшись с незнакомством Яндекса с местной деревней Козлово, а также потратив время на поисках в Старице лиц, знакомых с этой деревней, Добрый Человек, как водится, ещё и пропустил мимо ушей специально данные указания и проскочил мимо нас, достигнув деревни Гольшино.

Вознеся ещё раз молитву всевышнему по поводу собственной прозорливости, я вторично порадовался тому, что затеял вчера разведку окрестностей - ведь если бы не это, я даже не понял бы, куда именно ускакал Добрый Человек, о чём говорит он по телефону, где оказался он и что ему следует предпринять, чтобы вернуться на праведный путь.

Гвозди бы делать из этих людей. Точнее, штаны бы делать из них. Гвозди-то что, расходный материал.



Схватившие без спросу фотоаппарат лица, однако, делают вид что ничего мол, не знают.





Между тем, начиная с утра, порча тверских синоптиков начала вступать в силу, и зарядил мелкий, но непрестанный дождичек. Нам же под соснами, уже упаковавшимся, было в целом насрать, и даже длительное поддержание костра ради угощения свежим кофием Доброго Человека, доставляло не столько обузу, сколько приятные хлопоты, скрашивающие незапланированное ожидание.

Помимо же прочего, костёр ознаменовал отреченье от старого и безудержное стремление к новому. Что ещё, кроме сжиганья былых штанов, способно так наглядно символизировать победу добра над злом и надежду на будущие свершения!


_
 
ВыхухольДата: Среда, 25 Мая 2016, 22:34 | Сообщение # 10
Почтенные
Offline
По пизажу видю - это Старица, Тверская область? Точнее, вроде та Старица, где я когда то был, потому как этих Стариц - как у дурака фантиков. Бедновата у нас фантазия на названия....Ну да и хусим, не в этом суть.
Есть предание: между мужским и женским монастырями, которые по разным берегам реки, есть подземный ход под рекой, который выкопали монашки в поисках утех плотских :)
А есть жутковатая правда - там есть знаменитые Старицкие каменоломни, страшные лабиринты, в которых даже опытные землелазы блукают и гибнут. Я туда не рискнул сунуться, так, потоптался скраешку....считаются одними из самых серьезных по сложности.


у меня много недостатков. Простите меня, идеальные люди!
 
PantagruelДата: Четверг, 26 Мая 2016, 06:37 | Сообщение # 11
Одмине
Offline
Церковных сооружений там действительно много. Но сейчас всё выглядит позаброшенным, окромя вот мужского монастыря.

А касательно подземных ходов - такие предания возникают, по-моему, везде, где только есть повод их сочинить. Например, у нас напротив Озёр, чуть ниже по реке, имеются руины древней крепости Ростиславль. Основана она была в 12 веке, находилась на границе тогдашнего Московского княжества и долгие годы служила в качестве важного пограничного укрепления - как в междоусобицах княжеских, так и против татар. Разрушена же она оказалась позже, в мирное время, просто потому что границы расширились и Ростиславль потерял своё былое значение, оказавшись ненужным и невостребованным.

Согласно преданию, крепость выдержала массу жестоких осад, и ни разу так и не была взята. Причиною же столь невероятной стойкости называют подземный ход под рекою, по которому с другого берега прибывали людские резервы, а также доставлялись боеприпасы и провиант.

Мне довелось в своё время немного поинтересоваться этим подземным ходом. Поголовно все деревенские ебланы, с которыми мне случилось поговорить по этому поводу, с горящими глазами увлечённо рассказывают, что они этот ход знают, и что в детстве играли в нём в прятки и всё такое, и что вход в него и сейчас доступен, да только частично засыпан, неприметен и скрыт среди зарослей. Говорят, что ход даже не залит водою и по нему можно пройти до сих пор. Не только деревенские, но и множество озёрских расскажет вам то же самое с различными драматическими вариациями.

И всё бы ничего, да как только начинаешь вести разговор насчёт показать этот ход, причём обещая при этом значительные возлияния и вознаграждения, клиенты все как один начинают путаться в показаниях. Одни говорят, что лет дцать тому назад ход засыпали совхозные трактора, чтобы туда не лазали дети; другие говорят (гы!) что вход заровняли приезжие археологи, дабы оградить его от нечестивых копателей; третьи просто отделываются давностью лет и полным забвением местности.
_
 
Строничка » Песочница » Туризм пеший, водный и конный » Отчёты и репортажи » По матери
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: